Nius
Viewing Feed domestic_lynx
This is channel preview
create account to subscribe to this channel, browse for more
June 2nd 2020, 10:38:04 am

В СВОЁМ УГЛУ


ЖИТЬ У СЕБЯ 

То и дело читаешь: жизнь после короновируса уже не будет прежней.   Скорее всего, это чистая правда: не будет. Ограничения  – сохранятся. Тем более, что нам обещают, что вирус останется, будет новая волна и всякие прочие неопределённые, а оттого особенно зловещие угрозы. Отчего и для чего – это вопрос отдельный.  Я лишь о самом факте:  будут  ограничения. В первую очередь, будет очень ограничена свобода передвижения. За границу особо не поездишь, отдыхать – тоже не всегда и не везде. 

И, странное дело, меня это вовсе не огорчает. Мне кажется, общее количество счастья даже возрастёт. Когда-то поездки всё-таки разрешат,  они окажутся субъективно гораздо более ценными и впечатляющими, чем в прежние времена. 

Люди  живут не фактами, а – впечатлениями. А сила впечатления – прямо пропорциональна его редкости и трудности достижения. И соответственно обратно пропорциональна лёгкости и повседневности  

получения этого удовольствия. Аристократический бездельник постоянно скучал; о том, как именно он это делал, есть целая литература на многих языках. Он всё перепробовал, а что не перепробовал – оно в любой момент к его услугам, стремиться не к чему. В Риме эпохи упадка такие персонажи,  пресытившись вскрывали себе вены: делать больше нечего.  Перекормленный ребёнок (любого возраста, вплоть до пенсионного) постоянно капризничает: это не ем, то не вкусно. Не перекормленный – охотно ест самую простую пищу, она ему искренне кажется вкусной. Не зря говорят французы: голод – лучший повар.  

В старину путешествовала без дела узкая прослойка богачей. Была другая узкая прослойка, ездившая по делу. Простым это было не по средствам, да и незачем. Сто лет назад для простого человека прокатиться на поезде  – было событием. «Сердце замирало от одной только мысли, что они поедут на паровичке. Конечно, это все равно такой же паровоз, только он маленький, далеко не ходит, и вагоны у него маленькие» - это из автобиографической повести Любови Воронковой «Детство на окраине». Речь о 1912 годе и о поездке в Петровско-Разумовское на паровом трамвае. 

Туризм был изобретён знаменитым Томасом Куком в XIX в. И с тех пор распространялся, втягивая в свою орбиту множество людей, стал важной отраслью экономики. Появился так называемый социальный туризм – бюджетные поездки для масс. Порой условия этого туризма таковы, что лучше посидеть дома, но – ехали. И это понятно: ездить – престижно, а раз престижно – значит, надо. Мои продавщицы соревновались за право отправиться в премиальную поездку за границу. Зачем это им было надо? Что там увидишь, стоя в толпе в очереди в какую-нибудь галерею д’Уффицци или толкаясь в Лувре?  Почти что ничего. Больше увидишь в хорошо сделанном фильме. Но – престижно. Посмотреть жизнь других стран своими глазами? А что там увидишь? Языков они не знают, поговорить ни с кем не могут… Единственно ценное – пляжный отдых в тёплых странах: к сожалению, в нашей стране до обидного мало тёплых мест. 

Мне кажется, если туризм существенно уменьшится, а зарубежный – и вовсе практически сойдёт на нет – дурного не будет. Люди станут больше интересоваться своей страной и особенно - своим родным углом, больше его знать, а следовательно – любить. А станут любить – будут и украшать. Мы с дочкой на днях погулялись по тем улицам нашего посёлка, на которых обычно не бываем, и обнаружили множество  любопытных домов,  даже познакомились с местным художником и побывали в его доме, напоминающем маленький средневековый замок.  

«Кто же ездит в Америку и Египет! Англичане: так уж те так Господом Богом устроены; да и негде им жить-то у себя», - говорил Обломов. Если по-школьному, то это показатель его лени и никчёмности. Но вообще-то Гончаров не так однозначно плохо относился к своему герою, не зря он наделил его своей внешностью. И эта мысль – глубже, чем кажется: хорошо жить у себя – вот что подлинно достойно человека. 

У нас огромная земля, которую надо осваивать и обживать. Сделать не просто сносной, но и желанной  для жизни. Местом, откуда не хочется уезжать. А что хочется? Да ничего нового: сажать леса и сады, очищать реки и озёра.  Изучать и писать  историю своей улицы и своего посёлка. А вовсе не толкаться в разноязыкой туристической толпе. Тем более, что, знаете ли, короновирус… 

Среди народных баек о Сталине есть такая. Иностранные корреспонденты спросили у тов. Сталина: «Почему советские люди не ездят за границу?»  - «А зачем им ездить за границу?  - ответил тов. Сталин. – У нас для этого есть товарищ Эренбург».  Всегда будут нужны люди, которые будут ездить, рассказывать другим о заморских землях. И это должны быть подлинно интересные и правдивые рассказы талантливых и квалифицированных людей. Надо заметить, что при советской власти, когда простые люди почти не бывали за границей, то, что писали СМИ о зарубежных странах,  было гораздо содержательнее и, как сейчас понимаешь, правдивее, чем теперь. У меня есть стойкое впечатление, что коллективный «товарищ Эренбург» в те «закрытые» времена был гораздо  подготовленнее нынешнего. И как-то умнее. 

Словом, если мы снова будем больше сидеть дома – это будет только на пользу. 

July 2nd 2020, 1:34:16 pm

ВЕСЕЛУХА ИМЕНИ ВЕССЕЛЯ


В передовых, образцовых странах сносят памятники. В Америке куда ни бросишь взор, все, оказывается, расисты, а то и прямые работорговцы. 

В Швеции – поскромнее. Но тоже не стоят в стороне от столбовой дороги прогресса. Был такой купец на рубеже XVI-XVII века, звали Луис Де Гиру; раньше, вот буквально вчера, слыл родоначальником шведской промышленности, а сегодня – р-р-раз – и стал работорговцем. А на все его промышленно-торговые заслуги – наплевать и забыть. Да что там какой-то купчишка – вон целый Карл Линней – и тот в расисты угодил. С обнулением заслуг и лишением прав состояния. Так что слова известной песни «От героев былых времён не осталось порой имён» могут очень скоро получить совершенно новое, свежее звучание. Политкорректное. 

Герои – это концентрированное и персонализированное выражение тех поступков и свойств, которые данное общество уважает. Герой – это тот,  перед кем преклоняются и на кого равняются. Герой – это очищенный и в разной степени мифологизированный портрет реального человека. Что-то вроде парадного портрета XVIII века. Вот такому человеку устанавливают памятник. 

Сегодня поднимается мощная волна смены героев. Да что героев – смены всей парадигмы.  Героев меняют не просто персонально – это б ладно, а, так сказать, типологически.

Кто такие были эти самые бронзовые истуканы, стоявшие там и сям на площадях и в парках?  В прежние, заскорузлые, времена герои, независимо от того были они короли, военачальники или артисты – это были люди, в чём-то превосходящие обычных: в силе, воинской доблести, уме и умелости. Они завоевывали новые земли, храбро защищали от врагов старые, издавали мудрые законы, открывали тайны мироздания, сочиняли замечательные стихи и бессмертную музыку. За это их считали героями и ставили им памятники. При всей их непохожести этих людей объединяло то, что они были ВЫШЕ простого, массового человека. Они сделали то, что он не в силах, не умеет. Герой тянул простого человека ВВЕРХ. Помню, в детстве мы с девчонками рассуждали: а могли бы мы поступить так, как пионеры-герои? Не на уроке рассуждали – меж собой. Если б мне в те былинные времена сказали, что героем может считаться известный в нашей местности отсидевший алкаш дядя Коля – я сочла бы это дурацкой шуткой. И вот – дожили до такой весёлой шутки. Опасная это веселуха. 

Сегодняшний герой Америки, всеми признанный, государственно утверждённый и одобренный отечества отцами – это Джордж Флойд, хорошо посидевший наркоман без профессии. Его хоронят в золотом гробу и перед ним преклоняют колена сильные и властные. Нынешний герой не только никого не тянет вверх – он активно толкает простого человека вниз. Он учит: ничего не надо – ни учиться, ни трудиться, ни стараться, ни напрягаться. А что нужно? Да ничего. Можно  быть наркоманом и уголовником и при благоволении прихотливой фортуны тебя вознесут.  Такое положение принижает простого маленького человека. Он не должен ни к чему стремиться, не должен даже мечтать совершить что-то важное и ценное. Ценного больше нет. От тебя, парень, ничего не зависит. Что я должен делать? А ничего. Сидеть и пялиться в гаджет. Или в бутылку. Таким, надо полагать, желают видеть подведомственное население сегодняшние хозяева жизни. Об этом самом говорит и снос памятников: не нужны умные, сильные, инициативные. Сегодня выраженный запрос на «героя», который тянет человека вниз. 

Я предвижу появление  большой когорты новых героев из помойки, сляпанных в политологических лабораториях из подручных материалов всё той же помойки. Их будут вырабатывать на промышленной основе по мере потребности. А потребность – будет велика. Надо же заполнять вакантные пьедесталы. Они будут разных, так сказать, профилей. Но всех их будет объединять одно: они будут ниже уровня среднего обывателя. 

Собственно, ничего радикально нового в рукотворном герое из помойки нет. Блестящий опыт такого рода явил ещё в 30-х годах доктор Геббельс – талантливый пропагандист и пиарщик, во многом опередивший своё время. 

Его креатурой был некий Хорст Вессель, нацистский боевик, уголовник, сутенёр,  погибший в пьяной драке из-за проститутки. Когда этот «полезный сукин сын» отбыл в лучший из миров, якобы пав от рук коммунистов,  его патрон устроил пышнейшие похороны, а дальше раздул настоящий культ личности новодельного героя: 15 августа 1931 года он провел в Берлине освящение знамен нового, 5-го полка СА «Хорст Вессель». В июле 1932 года в партийном издательстве вышла книга «Хорст Вессель – жизнь и смерть», а осенью тиражом 30 тысяч экземпляров был опубликован роман Ганса Хайнца Эверса «Хорст Вессель». Стишата, якобы сочинённые героем, легли в основу партийного гимна. 

Мне думается, на освободившиеся пьедесталы по справедливости надо бы поставить Геббельса с Весселем – вдвоём, как на гитлеровских медалях, посвящённых аншлюсу территорий. Всё-таки они были первыми – в создании героев с помойки. Кстати, на медали  герои – голышом. Может, отсылка к античным образцам, а может - к андерсеновской сказке; понимай, как хочешь.  

July 5th 2020, 6:58:13 pm

НОВЫЕ ДИКАРИ


Норвежский экономист Эрик Райнерт как-то сказал, что бывают времена, когда знания и умения, прежде укоренившиеся и широко распространённые, забываются, словно их не было. И речь не о том, что преодолено поступательным движением цивилизации. Нет – просто забыто. Обронено по дороге к вершинам прогресса. Обнулилось. 

Мысль Райнерта пришла на память не в связи с экономикой, а с делом малым и домашним. Дочка, уезжая на неделю, попросила позаниматься английским с её учеником – она, как многие, подрабатывает репетиторством, благо, желающих хватает. Теперь почти у каждого школьника — репетиторы, английский — самый ходовой предмет. 

Пришёл мальчонка девяти лет, симпатичный, вежливый, из хорошей семьи.В нашем посёлке они на даче, а вообще-то живут в Москве.  Через пять минут выяснилось, что он… не умеет писать. Нет, не по-английски, Бог с ним, с английском, а в принципе не умеет - нет навыка письма. Ручку держит криво, буквы наползают друг на друга, пишет каждую, словно впервые. А ведь отучился два года! Притом, в приличной московской школе на Юго-Западе. Загадка! 

Отгадка проста: сегодня дети почти не пишут. Ведь раньше, в глухие совковые времена, как было? Перепишите текст, вставьте пропущенные буквы, подчеркните окончания (или ещё что-то). Теперь есть такой дар прогресса, как «рабочая тетрадь»: там всё напечатано, дело ученика – вставить буквы. Или соединить что-нибудь стрелочками. Так и по русскому, и по английскому. Работа идёт быстрее, а толку - чуть. Про чистописание – и речи нет. Это по-своему логично: раз писать не так уж важно, то писать красиво – неважно вдвойне. По-английски их вообще учат писать … печатными буквами. Как дикарей, которым барские причуды и все эти загогулины  ни к чему. Фамилию напишет – и ладно. Как и положено малограмотному – печатными буквами. 

Какая разница? Большая. Не знаю, надо ли признавать графологию наукой, но мой преподаватель криминалистики говорил, что по почерку можно многое узнать о человеке, и приёмы показывал. Так вот все, кто анализирует почерки, считают, что писание отдельными буквами – это показатель малой связности мышления.    

Не вносит ли современная манера письма свой вклад в клиповость мышления и фрагментарность сознания многих молодых людей? Так во всём мире? Может быть. Не зря, думаю, американские специалисты по коммуникациям  утверждают, что телезритель ныне не может отслеживать развёртывание какой-то мысли дольше трёх минут. 

Ещё недавно, почти вчера, умение писать было базой всякого образования. Учить писать - умели. Моя бабушка-учительница получала класс из сорока гавриков, не знающих даже букв, а вскоре они читали и писали. Сегодня вокруг образования гигантская возня: курсы подготовки к школе, репетиторы – и нуль результата. Исчез культурный навык – письмо. Каллиграфия. И практика обучения пропала. 

А вот народы с иной письменностью культивируют каллиграфию. Как-то была в посольстве Ирана на мероприятии, посвящённом … каллиграфии. Была выставка дивных картин, составленных из арабской вязи, вручались грамоты русским студентам, посещавшим кружок каллиграфии при посольстве и преуспевшим в этом. Так же поступают китайцы. Они постоянно проводят конкурсы каллиграфии. Письменность – одежда языка; уважение к каллиграфии – уважение к своей культуре. 

Не менее важно, что письмо – не абы какое, а красивое и даже затейливое -  разрабатывает мелкую моторику, тренирует руку, а через неё – мышление. Не упражняется рука – стопорится мозг. 

В Германии узнала об эксперименте: детей не учат писать, а сразу сажают за клавиатуру. Уверена: их мышление будет одномерно и тривиально. Впрочем, может,  хозяевам мира это и надо? 

July 17th 2020, 2:22:28 pm

ЗАРАЗА ИЛИ ДЕЗИНФЕКЦИЯ: ЧТО ОПАСНЕЕ?


Когда я вижу, как улицы поливают дезинфекцией, как моют полы с хлоркой, как повсюду стоят бутыли с дезраствором, которым по замыслу устроителей надо протирать руки – мне вспоминается давняя встреча, казалось, прочно забытая. 

Это было  лет пятнадцать назад на нашей профессиональной  выставке Interclean в Амстердаме, посвящённая технологиям профессиональной уборки. Эта представительная выставка проводится раз в два года. Не удивительно: уборка сегодня – важная профессиональная работа, за нею стоит серьёзная технология. Это раньше уборщица была тётя Клава с гремучим ведром – сегодня это квалифицированный современный рабочий. 

На этой  выставке, как всегда, был так называемый симпозиум –  выступления специалистов на важные профессиональные темы. Так вот на той выставке выступил немецкий учёный из института им. Роберта Коха. Рекомендации этого института в Германии  являются национальными стандартами гигиены. Немецкий специалист на том удивительно ясном английском языке, которым говорят учёные немцы, рассказал об уборке больниц и прочих медицинских учреждений. Он начал с того, что мощь антибиотиков и дезинфицирующих средств за последние десятилетия возросла в несколько раз. Тщательность обработки всех поверхностей в соответствующих учреждениях – тоже выросла существенно. А вот частота внутрибольничных инфекций… тоже возросла.  В разы. И продолжает расти. 

Дотошные немецкие специалисты стали разбираться. И выяснилась очень интересная вещь. Чем больше микробы уничтожают – тем они становятся мощнее и опаснее. Их не просто становится больше – они словно накачивают свои микробьи мышцы. И даже самые безобидные, общераспространённые микробы превращаются в страшные и почти смертельно опасные. И не удивительно: никакая дезинфекция не убивает всех микробов, а убивает – ну, пусть 99%.  И вот 1% выживших на просторе и в отсутствии конкуренции себе подобных разрастается до мощи необычайной. Так случилось, сказал немецкий специалист, со стафилококком. Неуклонная борьба с ним в больницах, тщательная дезинфекция привела к тому, что этот распространённый повсюду микроб мутировал до очень  опасного, вызывающего трудно выводимые  внутрибольничные инфекции. А ведь был изначально довольно безобидным! 

Я буквально подпрыгнула на своём месте: наконец я узнала разгадку давней загадки! Загадка была вот в чём. Ещё при советской власти пошли разговоры, что московские роддома заражены страшным стафилококком. Это было как раз накануне перестроечных разоблачений, и стафилококк, даром что микроскопический, внёс свой вклад в доказательство того, что «так жить нельзя». Между беременными женщинами распространялись сведения, какие роддома заражены, рассказы об ужасных последствиях пребывания в заражённых. 

Я как раз тогда ждала сына, ходила в женскую консультацию и попала аккурат в эпицентр этих ужастиков. Я спросила у врача, в чём дело, но ясного ответа не получила. Врач сказала, что принимаются все должные меры гигиены и бояться не надо, хотя само явление внутрибольничных инфекций – безусловно, существует. 

Потом родился мой сын, потом заболобонила перестройка,  что по молодости мне было очень любопытно, и я забыла об этой заразе. Так я и не поняла, почему так ужасен стал стафилококк. 

Меж тем,  микроб продолжал действовать. Мне рассказывали, что именно из-за него закрыли знаменитый роддом  им.Грауэрмана. 

И вот уже в иной реальности, в Амстердаме, в лекции немецкого специалиста, я нашла ответ на то давнее недоумение. 

Оказывается, борьба с микробами может оказаться опаснее самих микробов! Учёный немец сказал, что не надо, вредно и даже потенциально опасно дезинифицировать без особой необходимости. Он советовал разработать новый регламент уборки в больницах и не дезинфицировать там, где нет открытых ран и т.п. – например, в терапевтических отделениях. Как убирать? Просто так, без дезинфекции. Тогда микробы в естественной борьбе друг с другом препятствуют особому росту и развитию друг друга. Не надо пользоваться мылом с бытовым антибиотиком триклозаном и другими подобными средствами. И вообще, не надо непрерывно бороться с микробами в быту, что благодаря рекламе заинтересованных производителей превратилось в род массового психоза. 

Кстати, давно сделано наблюдение: дети, выросшие с животными, в весьма относительной чистоте – здоровее тех, кого непрестанно дезинфицировали. Кстати, и растущие повсюду аллергии, похоже, коррелируют с бзиком всеобщей  дезинфекции. 

И вот случился короновирус.  Дезрастворы льются подлинно как из ведра, и конца-краю этому не видно: вирус же вокруг!  Мне кажется, при таком подходе к делу нам грозят ещё более грозная зараза. А также аллергии, с которыми тоже непросто бороться. Аллергия – это ведь не просто насморк при цветении берёзы – это и бронхиальная астма, и ребёнок, которого ничем невозможно накормить, потому что на всё реакция. Не пора ли просто мыть руки, как в детстве учили, а дезинфекцию использовать строго по показаниям? Не пьём же мы антибиотик, когда достаточно чая с малиной?

July 27th 2020, 4:53:50 pm

НОВЫЕ БАКАЛАВРЫ?



Так уж повелось, что каждый год на склоне лета я пишу об образовании. Что нового в этом сезоне? 

«...если в начале 2000-х в систему среднего профобразования (СПО) шел только каждый третий девятиклассник, то в 2019 году - уже больше половины. Эксперты прогнозируют: в 2020-м прием в колледжи может побить все рекорды», - сообщает «Российская газета». 

Да, выпускники 9-х классов всё охотнее идут в техникумы и ПТУ (выражаясь по-старому). Притом идут не худшие, как это было в мои школьные годы, пришедшиеся на 70-е. Сегодня идут часто лучшие. Самые практичные, решительные, готовые изменить наезженную колею  на  новую.  Есть мнение, что ученики просто боятся ЕГЭ, но мне кажется, это не главная причина. Главная: они боятся никчёмности и пустопорожности. Ненужности своей боятся. Ненужности не просто на рынке труда, а шире – в жизни. И хотят получить профессию. Ремесло. Умение, которое позволит и заработок иметь и какое-никакое самоуважение.

Скорее всего, далеко не все так вот ясно это формулируют, но ведь они же не слепые, они видят, как разворачиваются события у тех, кто остался в 10-ом классе, а дальше пошёл в вуз. И приходит понимание того, что за вычетом десятка лучших вузов страны, к тому же традиционных факультетов этого десятка вузов, всё остальное – это просто раздача дипломов населению. Иногда за деньги, а порой и даром – такое тоже бывает.  От возможности получить приличную работу у выпускников массовых, особенно новодельных, и особенно гуманитарных вузов (все эти юристы-экономисты-лингвисты-журналисты) молодого человека ограждают, так сказать, две линии обороны. Во-первых, его подготовка очень слаба, т.к. учили его зачастую не профессионалы, а просто пересказчики учебников. А во-вторых, людей этих профессий вообще не нужно в том количестве, в котором они уже имеются. Новые уж точно не нужны. 

Видя такое положение, ребята всё чаще и охотнее идут получать более быструю и практичную специальность. В техникум идут. Это при том, что  техникумов – недостаточно, множество их позакрывали в процессе рыночной вакханалии, а кое-какие перевели в статус вуза.  

Вот к этой тенденции надо внимательно присмотреться организаторам образования. Не это ли, дорогие товарищи, и есть подлинный бакалавриат, т.е. первая ступень высшего образования? Не тот имитативный, невесть для чего затеянный, бакалавриат, которым объявили первые четыре курса советского вуза, а реальный, настоящий?  И, что особенно важно, к нему стремится сам народ, а не образовательные бюрократы. 

Ведь сама идея бакалавриата-магистратуры, очищенная от всех уродств и идиотских наслоений, состоит в следующем. Человек в своём профессиональном становлении сначала получает квалификацию среднего уровня и может по ней работать, т.к. он уже профессионал.  Это бакалавриат. Но он может учиться дальше и получить квалификацию высшего типа – это магистратура. То есть сначала готовится техник, потом при желании – инженер. Сначала медсестра, потом – врач. Это англосаксонский тип образования, как он сложился ещё в XIX в. Наша система, списанная с немецкой, состоит в том, что сразу готовят инженера или врача. Такая же примерно система в большинстве стран Европы. Сейчас там тоже происходит имитативная возня под знаменем Болонского процесса по разделению университетского курса, но изначально, по идее – высшее образование в континентальных странах задумано как единый монолит. 

Я не знаю, нужны ли нам эти термины – бакалавриат и магистратура; скорее, не нужны, своих слов что ли нету? Но не пора ли нам пойти навстречу пожеланиям трудящихся, как выражались в советское время, и сделать профессиональное образование повсеместно двухступенчатым? То есть сначала техникум или ПТУ, а потом – вуз. Кое-где это уже осуществлено, и вузовская программа адаптирована под техников, так вот и надо, чтобы это стало повсеместной практикой.  Пусть после 9-го класса (лучше б после 8-го, как в наши дни) ученик поступает в техникум, учится там, осваивает специальность. Потом, если хочет и может, поступает в вуз по тому же профилю. Притом вузовский курс можно, наверное, уместить года в три. А не хочет учиться дальше – пускай идёт работать в качестве техника. Техник – это вовсе не инженер-недоучка, как ныне бакалавр) – это вполне полноценный специалист, нацеленный на практическую работу по специальности. Его теоретическая подготовка ограничена, но для практики жизни - достаточна. Для изобретения чего-то нового, невиданного – тут да, нужен кругозор, теоретическая подготовка, словом, высшее образование. А для большинства производимых в народном хозяйстве работ требуется твёрдое образование техника. 

У нас в хозяйстве  главный (заметьте: главный!) агроном имеет среднее образование, полученное в местном сельскохтехникуме. Он прекрасно знает своё дело, знает все поля, как свой огород, любит своё ремесло и гордится им. Он вовсе не заскорузлый «колхозник», он интересуется новыми технологиями в земледелии – учатся ведь не только в учебном заведении, тем более сегодня. 

Сама жизнь  подсказывает верное решение: сначала техникум, потом вуз. 

August 1st 2020, 5:57:05 pm

ПРО ПРОТЕСТ


ПРОТЕСТ-ПАРК 

На днях пришло по почте приглашение на протест 2 августа. К приглашению приложен ролик, где какие-то двое вяло разъясняют, против чего надо протестовать. (Коротко говоря – против всего, пока не свалят ненавистный режим).  Грустно было мне глядеть на этот стиль унылой совковой политинформации, на которой  в те давние годы кто спал, кто книжку читал, а одна мастерица на  давней моей работе  даже и вязала.

Господа! Вы что, проморгали высокую науку (она же – искусство) маркетинга? Слыхали о таком? Это искусство впарить кому угодно что угодно. Действуя на насыщенном рынке без маркетинговой проработки – вы шагу не ступите; говорю как опытная торговка швабрами. Стажа у меня по этому делу  20 лет с хвостиком. 

Надо сделать две вещи:

1)  Поставить протест на рыночные рельсы. На протесте надо зарабатывать: зарабатывают же на кроновирусе, ещё и как зарабатывают: вон моя дочка, едучи бесплатно на федеральный студенческий форум «Территорию смыслов», потратила кучу денег на справки о здоровье и короновирусе. 

2)  Сделать протест креативным и инновационным. А для этого потребна геймификация – превращение в игру. Homo sapiens в наши дни првратился в  homo ludens – человека-игруна. Вот из этого и надо исходить. 

Потому предлагаю устроить Протест-парк. Не беспокойтесь, никакой существующий парк не пострадает. Для Протест-парка достаточно любого пустыря. Огородил – вот тебе и Протест-парк. При чём тогда парк? Да сейчас всё парк! Всякую новостройку с видом на промзону и свалку называют парком. Так что не беспокойтесь. Парк так парк. 

Впрочем, постепенно может и взаправдашний парк вырасти. Для этого по весне надо высаживать деревья. В знак протеста. Ты против? Посади дерево. Ты возмущён? Посади два. Ты негодуешь? Высади аллею. Школьники начнут свою протестную активность не с пустопрожнего кучкования на Тверской, а с посадки деревьев: тут тебе и протестная активность, и экологическое воспитание. Знаете какое дерево самое протестное? Не знаете? Так я скажу: берёза. Самое наше национальное дерево. Берёзу очень трудно посадить, а сама она вырастает где хочет, где и почвы-то почти нет. Лучше всего накидать семян, а там уж  дерево-нон-конформист  само вырастет, где пожелает. Ну а всякие там сосны можно и посадить. 

А теперь вообразите: Протест-парк уже создан. Давайте совершим по нему виртуальный тур. Сейчас ведь всё виртуальное – так что мы в тренде. 

Итак, прекрасный летний день. Со всех сторон стекаются граждане, группы граждан и семьи для проведения выходного дня с пользой и удовольствием. На сегодня назначен очередной День Гнева. Уже издали слышны песни протеста. Старинные песни перемежаются современными. «Смело, товарищи, в ногу» сменяется творчеством знаменитого рок-певца Юры Кренделя: «Я против этого мира! Вся моя жизнь – протест!» - надрывно голосит Крендель.  

В дальнем углу парка можно различить мотив «Замучен тяжёлой неволей, ты славною смертью почил». Это товарищи по борьбе поминают недавно почившего в Бозе товарища. Правда, в медицинском заключении сказано, что протестант умер от передоза, но какое это имеет значение? Передоз был однозначно вызван гнусной действительностью и кровавым режимом – так что всё правильно: почивший товарищ – трагическая жертва режима.

Какой протест без лозунгов, плакатов и транспарантов? Прямо при входе продаются качественно исполненные бланки плакатов. Самый распространённый, на который больше всего спрос: «Я против…!» - нужное вписать: против тёщи, против кровавого режима, против полицейского произвола, против жуликов и воров, против губернатора, против ЕГЭ, «а также всего, что понадобится впредь», как сказано в бессмертной «печатке Полыхаева». Тут же продаются отличные фломастеры-маркеры для вписывания нужного. Их надписи не размываются дождём, не выцветают на солнце, их можно принести на следующий День Гнева. А вот чего нельзя категорически, это приносить  самодельные плакаты. Тут уж извините, это вроде как принос в ресторан своей выпивки – строго запрещено. Нужен тебе особый плакат нестандартного размера и контента – не вопрос! Изготовят в специальной мастерской за полчаса. За соразмерное вознаграждение можно получить консультацию маркетолога-политолога по части формулировки протестного слогана. Можно и самому изготовить, своими руками: для этого продаются липкие буквы, из которых можно сложить свой протест. Но эта услуга не особенно востребована: не всякий решится что-то написать без проверщика орфографии, что встроен в Word.  

Тут же рядом продаются футболки по потребности. Есть готовые, а есть такие, куда можно вписать предмет своего протеста. Тут же и специальные фломастеры по ткани. Надпись сохраняется три стирки. А дальше можно написать что-то новое: жизнь ведь не стоит на месте. 

Предусмотрен товар для разных покупательских групп и целевых аудиторий – по полу, возрасту, уровню образования. У публики попроще особым успехом пользуется плакат: «А пошёл ты на… (нужное вписать)». А публика рафинированная, говорящая иноземными языками, преподающая их же в разного рода эколого-филологических университетах, те предпочитают речения иноземные, с подтекстом, с аллюзиями и реминисценциями. Например, вот чудный плакатик, небольшого размера, подходящего для деликатных дамских ручек: “J’accuse”. Не всякий поймёт, что сие означает. Но  мадам знает: «Я обвиняю» - так называлась статья Эмиля Золя по делу Дрейфуса, и другие, которые со светлыми лицами – тоже  знают. Это знание помещает их в виртуальный клуб избранных. И плакатик – словно позывной «свой-чужой». 

Походили с плакатами, разучили революционную песню, научились плясать карманьолу, приобрели красный бант и фригийский колпак. Разыгрался здоровый аппетит. На этот случай повсюду предлагается замечательный виноград «Гроздья гнева». Продаются разные расфасовки: 0,5 кг для протестанта-одиночки, 1 кг для пары соратников, 2 кг – семейный формат, его можно и домой взять. На упаковке портрет Джона Стейнбека и надпись по-английски:  The Grapes of Wrath. Политизированные преподавашки английского в восторге, остальным – пофигу, ни о каком Стейнбеке они сроду не слыхивали. Но те и другие виноград берут, потому что вкусный. Объявлена акция: собери упаковок «гроздей гнева» на 100 кг и получи приз. Акция так и называется – «Центнер гнева». Собравшему выдаётся сборный макет Бастилии. Собрал – и тут же под пение марсельезы можешь разрушить. Акция имеет огромный успех. Наши братья с Кавказа и из Средней Азии  без устали подвозят новые партии гроздей гнева.

Высокая наука маркетинга учит: сбыть можно всё, надо только сделать ЭТО модным. Посещение Протест-парка стало модным. «А вы были на последнем Дне Гнева? Не были?  Вы много потеряли. Непременно сходите на ближайший. Там такой виноград, такая публика! Вот видите, сколько я уже значков собрала». На входе продаются значки каждого Протеста с указанием даты. Значок в форме кулака с датой на манжете. Собери за год – получи подарок. Собери все – поедешь за счёт заведения в Америку на тамошний протест. Так в мою молодость гордились собранными значками стройотряда за все годы подряд. 

Тут же являются опасные фальсификаторы, они подделывают значки. Фальсификаторов выводят на чистую воду и прилюдно позорят. «Позор фальсификаторам протеста!» - звучит на одной из площадок. 

А вот и конкурс красоты: Ms /Mr Протест. Участницы и участники должны не только явить свои стати, но и показать интеллект и эрудицию, ответив на ряд вопросов, например: 

- Что вращается вокруг чего: Земля вокруг Солнца или Солнце вокруг Земли? 

- Сколько есть сторон света?

- Как пишется слово «демагогия»?    

Купальники и плавки участников украшены эмблемой Протест-парка – всё тот же кулак с надписью «Протест» - как на значке. Кулак на соблазнительных выпуклостях выглядит неоднозначно-провокативно. 

День Гнева течёт бурливо, но по  предусмотренному руслу.  Каждый находит дело, пардон, протест по душе. Вот любитель живописи покупает репродукцию картины, посвящённой героическим протестам прошлого. Например, «Казнь народовольцев» Верещагина или «Арест пропагандиста» Репина. Можно заказать живописную копию, если кто желает. Не любишь классику – вот тебе картина современной художницы Татьяны Назаренко «Казнь народовольцев».

Хочется попеть? Организовано разучивание революционных песен. А то протестуют-протестуют, а «Вихри враждебные» спеть не могут. Теперь смогут! И карманьолу сплясать смогут при случае. А случаи, знаете ли, бывают разные… 

Попели, поплясали, поели шашлыка «Буржуя на пику!» – да и по домам. Усталые, но довольные тянутся протестанты к метро. У каждого значок «Я против!» Против чего? Да  какая разница! Виктор Цой вон протырился в бессмертие, прокричав всего-то: «Перемен мы хотим, перемен!». И никто не задавал нудных старпёрских вопросов: что и на что вы, молодой  человек, хотите менять?» Вот и тут не будут. Против – и всё тут. 

Уверена: Протест-парк – это новый этап русского освободительного движения. По сравнению с нынешними протестами это  сияющий супермаркет рядом с убогим киоском начала 90-х. Пора, пора ставить дело протеста  на промышленную основу. Уж тридцать лет у нас рыночная экономика, а протесты - убыточные и затратные. И никакой прибыли. Пора, пора начинать зарабатывать! Правда, зарабатывают в таких случаях одни, а протестуют другие, но так, уж извините, бывает во всех революциях и протестах с начала времён. «Это уже так Самим Богом устроено, и волтерианцы напрасно против этого говорят», -  заметил ещё гоголевский городничий. 

August 7th 2020, 6:07:17 pm

НОВОЕ ОБРАЗОВАНИЕ НОВОЙ ЭПОХИ


Накануне нового учебного года все гадают, как он начнётся: онлайн? Офлайн? С энтузиазмом подхватили  незатейливую мысль колумнистки ‘The New York Times’ Нелли Боулз,  онлайн – это для бедняков, а престижная публика выбирает живые сервисы. 

А как по-другому-то может быть? Всё, что становится общедоступным – автоматически перестаёт быть  престижным, и фокус престижа смещается на то, что доступно не всем. Когда большинство было селянами и работало в поле – иметь загорелую физиономию – это было «фи». А когда большинство стало работать в закрытых помещениях – загар стал признаком дорогостоящей праздности. Престижным стал. Ровно так же и гаджеты, и онлайн сервисы.  К качеству и эффективности это отношения не имеет – только дороговизна и недоступность. 

То, что сегодня происходит в образовании, гораздо значительнее и шире всех этих горячих дискуссий про онлайн и офлайн. Та или иная система организации учебного процесса – это техника. А суть  гораздо масштабнее. И состоит она в  тектоническом сдвиге образовательной парадигмы. Короновирус и все сопутствующие ему ужимки и прыжки – это просто проявитель, возможно, катализатор этого сдвига. Слома прежней парадигмы. 

Мы упорно не хотим этого замечать. Нам кажется, что всё это ошибка, происки врагов и достаточно вернуться к доброй советской школе, как  морок развеется и всё будет чрезвычайно хорошо, как говаривал герой Ильфа и Петрова.  

Меж тем сегодня мы присутствуем при умирании системы массового стандартизированного образования. Эта система – порождение индустриального общества. Человек в таком обществе – это деталь громадного механизма индустриальной цивилизации, деталь, которая должна работать определённым, предусмотренным проектировщиком образом. Как ни визжали прогрессисты по поводу сталинских «винтиков» - это неоспоримый факт, в котором нет ровно ничего оскорбительного. Огромная фабрика, организующая трудовое взаимодействие необозримого трудового коллектива – вот метафора и одновременно идеал индустриального общества. И образование было заточено под него. Образование – это всегда инструмент для формирования того человеческого типа, который требуется в определённую эпоху. 

До индустриальной эпохи массового стандартизированного образования не было. Знания и умения, накопленные в обществе, безусловно, передавались новым поколениям, но способы этой передачи были разные, не всегда формализованные. Преобладало индивидуальное обучение. Любопытно, что сам феномен урока, работы одновременно с целым классом изобрёл чех Ян Коменский в XVII веке. До этого учили индивидуально, даже если ученики сидели в одном месте. 

Сегодня мы видим распадение прежде стройной системы на огромное количество фрагментов, разных траекторий. То, что многим кажется, чем-то случайным – на самом деле может оказаться проявлением новой парадигмы. 

Например, домашнее образование. Оно занимает всё большее пространство. Публикой овладевает идея: хочешь чему-то подлинно научиться – учись частным образом. Школа всё больше становится просто площадкой для тусовки и средством социализации, чем прежде был двор. Активизировались мамы и бабушки: многие сами взялись за обучение детей.     

Мне кажется, гораздо умнее учить своих внуков, чем заниматься какими-то высосанными из пальца «активностями» в рамках программы «Московское долголетие». 

Знаменитый педагог Ушинский когда-то написал свою  «Азбуку» не для школы – он посвятил её русским матерям; в предисловии он писал, что нет ничего полезнее и увлекательнее обучения собственных детей. 

Я лично учила своих детей иностранным языкам, при этом я не педагог – ни по диплому (по диплому я переводчик), ни по роду занятий. И ничего – справилась. Сын в 15 лет делал ровно то, что делает выпускник переводческого факультета Иняза: переводил на встречах и переговорах с иностранцами. 

Я встречала отца, который работает на дому программистом. Он с увлечением учит своему ремеслу двоих сыновей, надеясь вырастить из них хороших профессионалов. 

Не все же это могут! Некоторые не умеют! А и не нужно, чтобы нечто делали ВСЕ. В том-то и штука, что резко возрастает разнообразие способов жизни и способов обучения.  

Если так дело пойдёт, то образование в перспективе станет частным делом семей. А что же государство? Думаю, оно будет давать семьям те деньги, которые предназначает на образование каждого ребёнка, а родители решат, каким учителям их уплатить. Маленькие школы, частные пансионы – всё это было когда-то и, согласно гегелевской триаде отрицания отрицания, может возникнуть снова. 

Увольнение начальника московского наробраза г-на Калины – имеет символическое значение. Ночь особенно темна перед рассветом. В последнее время стандартизация обучения достигла своего апофеоза: ЕГЭ, отсечение лишних слов в сочинении, громадные школы-комбинаты, дипломы непременно государственного образца. Всё это видится мне как предсмертная ремиссия стандартизированного образования. Больной всё равно умрёт. И родится что-то новое. Оно уже растёт, как молодые берёзки среди развалин. Надо только увидеть и поддержать. 

August 25th 2020, 3:47:15 pm

ЧЕГО ЖЕ ТЫ ХОЧЕШЬ, МОЙ БЕЛОРУССКИЙ БРАТ?


Белорусская буча клубится и пенится уж скоро две недели, а я до сих пор толком не поняла, чего же хотят белорусы.  Чтоб Лукашенко ушёл? У братьев-белорусов - что, от этого будет больше денег, хлеба, мяса, квартир? Странно, что спокойные, рассудительные люди, какими я помню белорусов по работе в 90-е годы, способны это вообразить. 

Они хотят сменяемости власти? И ради сменяемости готовы рискнуть своим скромным благополучием? Их научили, что сменяемость – это важнейшее требование демократии. Так в этом, что ли всё дело – чтоб была механическая смена лица в телевизоре? 

Если вдуматься – так и есть. Надоело. Скучно. Всё одно и то же. Вроде как надоевший  муж: вроде ничего дурного в нём нет, но обрыдл, мочи нет. А скука, как показал наш общий с белорусами опыт Застоя и Перестройки, - материал взрывчатый. Стабильность люди ценят только тогда, когда её лишаются.

А вот является ли сменяемость власти подлинным благом, да ещё таким, ради которого можно разбабахать своё государство – вот это большой вопрос. С одной стороны, изменение, та же сменяемость – закон жизни. 

«Когда дряхлеющие силы/ Нам начинают изменять/ И мы должны, как старожилы,/ Пришельцам новым место дать…». Словом, «Будь же ты вовек благословенно,/ Что пришло процвесть и умереть».

Всё это так. Но если спуститься с философских высот на более практический уровень осмысления реальности, то принудительная, механическая, обязательная сменяемость власти - не так абсолютно прекрасна, как пишут в политологических букварях. Механическая сменяемость принципиально противоречит тому, что нынче принято вслед за Гумилёвым называть «длинной волей» - т.е. способностью долго, многие десятилетия преследовать какую-то цель, часто лежащую за пределами одной человеческой жизни. Формальная демократия западного типа порождает коротенькие, буратиньи, мысли и выводит наверх юрких, очень поверхностных людей, чей горизонт планирования – до ближайших выборов. Принудительная сменяемость – лучшая почва для проходимцев. 

В замечательном романе 50-х г.г. – «Битва в пути» Галины Николаевой  колхозница называет часто сменяемых руководителей колхоза и района «варягами»: «Варяг — значит и не ворог, да хуже ворога! Сторонний, временный человек. Которые в старину в половодье с первой водой приплывали, а на заморозки уплывали. Это и есть варяги! От воды до воды, значит. Одной волной принесет, другой волной вынесет… От варягов вся беда народу».

Странное дело, никого не  возмущает, что директор школы или главврач больницы может занимать свою должность без ограничения времени, а первое лицо государства – должно механически сменяться. 

Спору нет, у правителя накапливается усталость, замыливается глаз, слабнет то, что в советской партийной среде именовалось «чувством нового». Меж тем одновременно накапливается опыт, формируется государственная мудрость, понимание людей. Что перевесит? Трудно сказать наперёд, в каждом случае – это уникально. Первое лицо государства  - профессия не массовая. 

Механическая сменяемость власти может быть эффективна там, где в элитах и в обществе есть принципиальное согласие по базовым принципам. А если нет? Тогда жизнь будет напоминать древнюю историю про камень Сизифа: предыдущая власть его с трудом затащила на гору, а при новой – он скатывается к подножью. Сегодня в всём мире нарастает раскол и несогласие, притом по самым коренным, базовым вопросам. Не надо думать, что в Белоруссии или России – везде. Деиндустриализация – зло или благо? – в Америке на этот счёт согласия нет.  Самостоятельное развитие или колония Запада? - это главный «русский вопрос». Власть ТНК или национального государства? Это вопрос мировой.  Вообразите: приходит  правитель, разделяющий принципы противоположные предыдущему. Сизифов камень с грохотом катится с горы. 

Я вовсе не считаю Батьку гением, да и знаю его деятельность недостаточно. По моему впечатлению, он провинциален, ему не хватает кругозора. Но что в нём несомненно – он отождествляет себя со страной. Он не «наёмный менеджер», который в случае чего – сольётся, а то и уйдёт на службу к тому, кто больше заплатит. Его нельзя зацепить за имущество на Западе, его дети – вот они, тут. А это по нынешним временам дорогого стоит. 

Мне кажется, сегодня полезно задать вопрос, который прозвучал в пророческом романе Кочетова «Чего же ты хочешь?», написанном полвека назад. 

– Ты хочешь, /…/ чтобы началась новая война, чтобы вы потерпели в ней поражение и к вам бы наводить свои порядки ворвались какие-нибудь неоэсэсовцы, неогитлеровцы – неважно какой национальности – снова ли немцы, или кто другой? /…/

– Ты хочешь новых Майданеков и Освенцимов, Равенсбрюков и Бухенвальдов? Ты хочешь, чтобы русских и всех других, из кого состоит советский народ, превратили в пыль для удобрения европейских или американских полей?»

Всё это вполне актуально. Только войны теперь – гибридные. Уничтожающие страны и народы без излишнего грохота и радиоактивного заражения местности. 

September 1st 2020, 12:29:50 pm

НАЗАД К СОВЕТСКОЙ ШКОЛЕ?


 

Патриотическая общественность взывает: верните нам советскую школу!  Широко распространено представление: советская школа была прекрасна, а потом – испортилась. А западнические эксперименты её вконец добили. Вот и надо возродить советское образование. Такие речи я слышала не раз. Помню, когда-то меня даже пытались вовлечь в общественное движение за отмену ЕГЭ как особо одиозное, по мнению многих, отступление от традиций советской школы. 

Возможно ли возродить советскую школу? Очевидно, нет. Реставрировать прошлое, как бы прекрасно оно ни было – практически невозможно. Любой общественный институт связан мириадами нитей со всеми остальными большими и малыми явлениями, обычаями, потребностями, предрассудками своего времени. Ушло время – с ним уходит и свойственный ему общественный институт. Всё это в полной мере относится к школе – важнейшему общественному установлению, накрепко связанному со всем строем жизни общества. Чтобы возродить советскую школу, надо как минимум возродить советскую жизнь. 

И потом вопрос: а какая советская школа, какого периода кажется сегодня столь неоспоримо прекрасной? Если речь о школе хрущёвско-брежневской поры – тут можно сильно поспорить. Все уродства современной школы – высшей и средней – были заложены именно в то время.  Я отлично помню ту пору и ту школу, т.к. сама училась на рубеже 60-х и 70-х. К тому же я – внучка двух учительниц. 

Сгубило советско-российское образование – задолго до ЕГЭ и г-на Калины с его уродствами –  принудительная всеохватность средним образованием. В 70-е годы среднее образование стало всеобщим и принудительным. А началось это вскоре после смерти Сталина, когда система лишь начала  дрейфовать в сторону всеобщего среднего образования.  Впечатляющие цифры: в 1950/51 учебный год в 8-10 классе училось 2 млн., а в 55/56 – уже 6 млн.  В 70-е всем принудительно давали среднее образование. 

Став всеобщим, среднее образование стало очень-очень… средним. Двоечники и лоботрясы, а также просто малоспособные ученики твёрдо знали: их обязаны учить. И им всё равно выдадут аттестат. А то, что не просто доступно всем, но и принудительно впихивается всем и каждому – то теряет ценность. Так уж устроена человеческая натура, ценит человек  лишь то, чего надо добиваться, что требует личного усилия и доступно не каждому. Среднее образование этого свойства лишилось.  Учиться стали с гораздо меньшим, сравнительно с прошлым, энтузиазмом и напряжением сил. Учителя стали обязаны тащить любого. Я помню ропот педагогической обществености на знаменитое «три пишем – два в уме». 

Совершенно закономерно, в вузы стал приходить всё менее подготовленный абитуриент -  очень часто просто чтобы продлить счастливое детство. Об этом есть любопытная повесть  Анатолия Гладилина «Хроника времён Виктора Подгурского», опубликованная в «Юности» в 1956-м году. Вот в какой дали времени  зародилась проблема! 

Думаю, именно поэтому  в те годы потихоньку стала нарастать и техническая отсталость от передовых стран. Только не надо про Космос и прочее! Технический и научный уровень в любой момент отражает школу примерно 20-летней давности. Принудительная всеобщность дала о себе знать примерно в 80-е годы; именно тогда заговорили о том, что мы «отстали навсегда».

Меж тем, в 90-е никто не одумался, а под шумок похожая операция была проделана не со средним, а уже с высшим образованием. Оно стало почти всеобщим: всем нашлись места в разных филолого-экологических. Уже не школьный аттестат, а вузовский диплом стал  всеобщим,  а оттого малоценным. 

Так какую же школу мы хотим возрождать? 

Мне кажется, если уж искать идеи в прошлом и пытаться опереться на традиции, то надо обратиться к школе более раннего – сталинского – периода. Эта идея носится в воздухе, даже издаются школьные учебники 40-50-х годов (т.н. проект  «Сталинский учебник»). Учебник – это хорошо и важно, я очень ценю старинные добротные учебники. Но сам по себе учебник ничего не решит. 

Нужно сделать так, чтобы всеобщей и обязательной снова стала 8-летка. Собственно, если замерить реальные знания взрослых людей, в том числе и тех, кто имеет вузовские и кандидатские дипломы, вряд ли их реальные знания не по их собственной специальности превышают 8 классов. Ну а  дальше – техникумы, ПТУ, обучение на производстве и т.п.  Лучшие могут впоследствии идти в вузы, но именно лучшие! Немногие! И вузов должно быть немного.  Когда мои родители заканчивали перед Великой Отечественной войной школу, в Туле было всего две (!!!) десятилетки, а восьмилеток – довольно много. 

Высшее образование должно снова стать подлинно высшим и ценным в глазах молодёжи. А для этого нужно, чтобы вузовский профессор, как в те давние, «сталинские» времена, был одним из самых высокооплачиваемых и уважаемых тружеников. Они должны оплачиваться на уровне топ-менеджеров банков. Тогда и с них можно спросить, и они, в свою очередь, смогут спросить со школяров, которых смогут отбирать, а не брать всех подряд. 

Образование снова должно стать ценной, желанной, труднодостижимой возможностью. Как это было во времена силы и славы Советского Союза, а не во времена его упадка. 

September 9th 2020, 4:53:16 pm

ПЕРЕВОДЧИЦА



Нельзя не восхититься: подбор и расстановка кадров у организаторов белорусской бучи - на недосягаемо высоком уровне. Нам до такого – работать и работать. 

Вот говорят: у протестов в Минске – женское лицо. А зачем оно женское? Мужиков что ли нет? А вот зачем. Женщины – более зависимые и ведомые. Ими легче управлять.  Что ни говори, а командуют в мире всё-таки мужчины. И вдруг тётку возвышают и ставят на важное место – естественно, она  испытывает нежную благодарность к патронам и преданную готовность.  К чему готовность? Да ко всему. К чему велят – к тому и готова. Не тут ли разгадка секрета, почему министры обороны в Евросоюзе – сплошные бабы, сроду не изучавшие военного дела?

Но в Белоруссии не просто бабы. Главная там - тётенька-переводчица. Это важная кадровая находка. Кстати, на днях прошло  сообщение: Минский Лингвистический университет - это центр оппозиции.  Именно так и должно быть! 

Я сама по давней своей профессии – переводчица. Училась в Инязе им. М. Тореза, в молодости работала переводчицей. Естественно, знала множество толмачей. Всякая профессия накладывает отпечаток; Маркс говорил даже о «профессиональном идиотизме». Переводчик – это профессиональный попугай: его профессия – повторение того, что говорят другие. Думать своей головой, вникать в события и явления он не должен. Да и нет у него для этого инструментов: в инязах этому не учат, а практический опыт его – попугайский.  Сам он может думать о себе всё что угодно, но реальность – такова. Желающие выйти за пределы этой реальности и своей попугайской роли должны перестать быть переводчиками и стать чем-то иным: иногда - получить другое образование, всегда - заняться другим делом, например бизнесом. Собственный бизнес исключительно прочищает мозги – как и всякое руководство людьми и работа на результат, где оценку ставит жизнь. 

Но кто остаётся в переводчиках и кому это нравится – с годами коснеют и костенеют в своей попугайской роли. Навык повторения чужих слов распространяется на всё, что говорит западная и прозападная пропаганда. Грубый агитпроп ощущается как слово истины и глоток свободы. Кстати о свободе: я знала одного старика-переводчика, который постоянно обосновывал свои представления ссылками на сайт радио «Свобода». При этом он ненавидел и презирал пропаганду как таковую.  

Типичное отношение переводчиков к Западу – восторженное обожание. Запад для них – «отечество мысли и воображения», как назвал Францию один автор XVIII века. Всё, что там есть – дивно-прекрасно, а чего нет – того и не надо. Запад они любят называть «нормальными странами». «Нормальным» противостоит их горемычное и презренное отечество. По восторженной привязанности к странам изучаемого языка, как выражаются в инязовском обиходе, переводчиков превосходят разве что преподавательницы этих самых языков. Впрочем, случается, что это одни и те же лица: в этом веке работы «с языком» стало существенно меньше, вот и подрабатывают чем придётся. 

Кто-то наверняка спросит: а почему переводчики обожают то, что говорят их западные клиенты, а не русские: в переводе ведь две стороны? Ответ прост. Всякий инязовец ощущает носителя языка как что-то  высшее: как бы ты ни старался, он, носитель, всё равно знает язык лучше тебя. Ты никогда не превзойдёшь его, в лучшем случае, ты можешь только смиренно подражать. Вообще, ситуация, когда ты говоришь на чужом языке, а твой собеседник на своём собственном, ставит тебя в проигрышную позицию по отношению к нему: он подбирает слова к потребностям мысли, а ты – адаптируешь мысль к твоим возможностям выражения. Не зря Лев Толстой отмечал, что при говорении по-французски у него возникают какие-то тривиальные, плоские мысли. А ведь он знал французский почти как родной! 

Люди, которые говорят по-иностранному и с иностранцами, но язык для них инструмент, а не единственная профессия, такого священно-восторженного отношения не имеют. У инязовца же за душой нет ничего, кроме языка, ну а превзойти в этом иностранца он не может: выходит, иностранец – бог. Что-то похожее, наверное, испытывали жители колониальных империй по отношению к белым сахибам. 

Не хочу сказать ничего худого о ремесле переводчика. Любой труд почётен и уважаем. Таксист, официант, секретарша – занятия нужные и достойные. Но всё-таки это … не совсем желательный профессиональный background для первого лица государства. Если, конечно,  править будет он. А если он – марионетка – тогда толмач в самый раз.  Он способен легко и искренне поверить, что «заграница нам поможет», а чтобы процвести и разбогатеть – достаточно свалить нынешнюю власть. Человек, который чем-то управлял, понимает, как минимум, насколько это нелепо. 

Какая профессия оптимальна для первого лица? В первую очередь – управленец высокого уровня.  Или силовик, военный, «ибо война есть единственная обязанность, которую правитель не может возложить на другого», - писал Макиавелли.   В том и другом случае этот человек понимает людей, не ждёт от них невозможного и умеет организовывать их взаимодействие.  Попугай тут не сладит. 

September 14th 2020, 1:04:53 pm

РЫЦАРЬ И ТОРГАШИ


  

Несколько дней назад был день рождения  Дзержинского.  И  многие отметили эту некруглую дату, притом почтительно, без злобы. Что-то меняется в общественной атмосфере,  в том воздухе, которым дышим. Вообразите, двадцать, да что двадцать – десять лет назад похвалить Дзержинского!  Да тебя бы дружно заклевали прогрессисты! А сегодня его личность и деятельность вызывает уважительный интерес. 

Личность Дзержинского, действительно, очень привлекательна. Не случайно Светлана Алексиевич сорок  лет назад посвятила ему восторженный очерк, очень лиричный,  девичий какой-то. Речь о поездке в Дзержиново – родовую усадьбу бедноватых мелкопоместных польских дворян Дзержинских. 

Ловлю себя на мысли, что мне все время хочется цитировать самого Дзержинского. Его дневники. Его письма. И делаю я это /…/ из-за влюбленности в его личность, в слово, им сказанное, в мысли, им прочувствованные.

Когда у меня вырастет сын, мы обязательно приедем на эту землю вместе, чтобы поклониться неумирающему духу того, чье имя — Феликс Дзержинский».

Мне тоже хочется цитировать личные записи Дзержинского. Я это и сделаю – в приложении к этой заметке. 

Что вызывает сегодня самое большое  изумление – это искренность и убеждённость. У Дзержинского это было. Сегодня эти качества отсутствуют принципе – не у кого-то лично отсутствуют – их нет в природе, они остались в прошлом – как шпаги или кринолины. Нынче всё  проникнуто капиталистическим торгашеским духом:  в самом низу жизненной пирамиды, торгуют товаром, кто поудачливее – деньгами, выгодными местами, кому повезёт - торгуют идеями. Идеи впаривают, втюхивают, впендюривают точно так же, как товар – по тем же законам маркетинга. И столько же верят в них, как маркетолог в дивные свойства товара, который он продвигает. В политику нынче идут как в бизнес, да это и есть самый прибыльный бизнес. 

Это провидели Маркс и Энгельс в «Манифесте…»: «В ледяной воде эгоистического расчета потопила она (буржуазия – Т.В.) священный трепет религиозного экстаза, рыцарского энтузиазма, мещанской сентиментальности. Она превратила личное достоинство человека в меновую стоимость и поставила на место бесчисленных пожалованных и благоприобретенных свобод одну бессовестную свободу торговли».  

А вот Дзержинский – как раз рыцарь. То, что его называли «рыцарем революции» -  тут нет даже малого преувеличения. Одновременно  он фанатически верующий католический монах-аскет.  Уверовав в коммунизм, он с готовностью жертвует своей вере свою и чужие жизни. Он просидел одиннадцать лет в тюрьмах, умер молодым, не снискав не то что богатства, но и маломальского бытового комфорта.  Сохранился рассказ, как он в голодный год выкинул в окно пирожки, приготовленные любимой сестрой, когда узнал, что сделаны они из муки, купленной у спекулянтов, с которыми он был назначен бороться.  И я понимаю, почему первое, что сделала наша антисоветская революция – это сбросила памятник Дзержинскому. Запуская процесс «Дерибана» (как выразительно назвали наши украинские братья эпоху приватизации), нельзя было допустить, чтобы посреди Москвы стоял памятник человеку, который ничего не украл. Хотя мог. Такое не прощается. Он был даже не классово, а духовно и религиозно враждебен новым хозяевам России. И мира, естественно.

Интересный эпизод. Дзержинский лично допрашивал в ЧК философа Бердяева, который излагал ему свои воззрения. Об этом можно прочитать в философской автобиографии Бердяева «Самопознание». Так вот Дзержинский – конспектирует!  Записная книжка с этим конспектом сохранилась, как пишет Ольга Волкогонова в книге о Бердяеве в ЖЗЛ. 

Я, начиная с советской власти,  много участвовала в переговорах и совещаниях  с участием важных начальников. Практически никто ничего не писал. Ну, пару строк от силы. Дело это, считалось,  не царское – секретарское. Меж тем известно: если человек не записывает – информация сначала искажается, а потом и вовсе исчезает из сознания. Не отсюда ли убогий уровень управленческих решений?

Дзержинский был не только чекист – он немало поработал и в народном хозяйстве. И новый, коммунистический, государственный аппарат его ужаснул. «Неудержимое раздутие штатов, чудовищная бюрократизация всякого дела - горы бумаг и сотни тысяч писак; захваты больших зданий и помещений; автомобильная эпидемия /…/. Это легальное  пожирание госимущества этой саранчой. /…/ неслыханное, бесстыдное взяточничество, хищения, нерадения, вопиющая бесхозяйственность».

А как же «кровавая чека»? Не он ли в ответе за пролитые ею реки крови? На это ответил провидец Достоевский. Раскольников, вступив на путь воплощения  «теории», убивает не только «вредную» процентщицу, но и «нейтральную» Лизавету.  Не случайно  «Преступление и наказание» до революции считался антисоциалистическим романом, а большевики долго относились к Достоевскому с подозрением. В школьную программу этот роман включили годах в 60-х. Довольно лишь вступить на путь революции – остальное придёт само собой – такова мысль Достоевского. И в этом большая правда. Понял ли её Дзержинский – нам знать не дано. 

ПРИЛОЖЕНИЕ

Из записок Дзержинского. 

«Чтобы государство [Россия] не обанкротилось, необходимо разрешить проблему госаппаратов. Неудержимое раздутие штатов, чудовищная бюрократизация всякого дела - горы бумаг и сотни тысяч писак; захваты больших зданий и помещений; автомобильная эпидемия; миллионы излишеств. Это легальное и пожирание госимущества этой саранчой. В придачу к этому неслыханное, бесстыдное взяточничество, хищения, нерадения, вопиющая бесхозяйственность, характеризующая наш так называемый «хозрасчёт», преступления, перекачивающие госимущество в частные карманы.
***
Экспорт должен преобладать над импортом, а баланс по конкретным видам продукции и товаров должен определяться строго на плановой основе.
***
Я вместе с кучкой моих ровесников дал (в 1894 году) клятву бороться со злом до последнего дыхания.
***
Я возненавидел богатство, так как полюбил людей, так как я вижу и чувствую всеми струнами своей души, что сегодня люди поклоняются золотому тельцу, который превратил человеческие души в скотские и изгнал из сердец людей любовь.
***
Я всей душой стремлюсь к тому, чтобы не было на свете несправедливости, преступлений, пьянства, разврата, излишеств, чрезмерной роскоши, публичных домов, в которых люди продают свое тело или душу или и то и другое вместе; чтобы не было угнетения, братоубийственных войн, национальной вражды..
***
Я не проповедаю, что мы [Россия] должны изолироваться от заграницы. Это совершенный абсурд. Но мы обязаны создать благоприятный режим развития тех отраслей, которые жизненно необходимы и в которых мы можем конкурировать с ними.
***
Я преклоняюсь перед теми людьми, которые хотя бы частицу своей жизни посвятили границе.
***
Я пришел к неопровержимому выводу, что главная работа не в Москве, а на местах, что 2/3 ответственных товарищей и спецов из всех партийных (включая и ЦК), советских и профсоюзных учреждений необходимо перебросить из Москвы на места. И не надо бояться, что центральные учреждения развалятся. Необходимо все силы бросить на фабрики, заводы и в деревню, чтобы действительно поднять производительность труда, а не работу перьев и канцелярий. Иначе не вылезем. Самые лучшие замыслы и указания даже не доходят сюда и повисают в воздухе.
***
Я хотел бы объять своей любовью все человечество, согреть его и очистить от грязи современной жизни ...

Из книги Николая Бердяева «Самопознание»

Однажды, когда я сидел во внутренней тюрьме Чека, в двенадцатом часу ночи меня пригласили на допрос. Меня вели через бесконечное число мрачных коридоров и лестниц. Наконец, мы попали в коридор более чистый и светлый, с ковром, и вошли в большой кабинет, ярко освещенный, с шкурой белого медведя на полу. С левой стороны, около письменного стола, стоял неизвестный мне человек в военной форме, с красной звездой. Это был блондин с жидкой заостренной бородкой, с серыми мутными и меланхолическими глазами; в его внешности и манере было что-то мягкое, чувствовалась благовоспитанность и вежливость. Он попросил меня сесть и сказал: «Меня зовут Дзержинский». Это имя человека, создавшего Чека, считалось кровавым и приводило в ужас всю Россию. Я был единственным человеком среди многочисленных арестованных, которого допрашивал сам Дзержинский. Мой допрос носил торжественный характер, приехал Каменев присутствовать на допросе, был и заместитель председателя Чека Менжинский, которого я немного знал в прошлом; я встречал его в Петербурге, он был тогда писателем, неудавшимся романистом. Очень выраженной чертой моего характера является то, что в катастрофические и опасные минуты жизни я никогда не чувствую подавленности, не испытываю ни малейшего испуга, наоборот, я испытываю подъем и склонен переходить в наступление. Тут, вероятно, сказывается моя военная кровь. Я решил на допросе не столько защищаться, сколько нападать, переведя весь разговор в идеологическую область.

Я сказал Дзержинскому: «Имейте в виду, что я считаю соответствующим моему достоинству мыслителя и писателя прямо высказать то, что я думаю». Дзержинский мне ответил: «Мы этого и ждем от Вас». Тогда я решил начать говорить раньше, чем мне будут задавать вопросы. Я говорил минут сорок пять, прочел целую лекцию. То, что я говорил, носило идеологический характер. Я старался объяснить, по каким религиозным, философским, моральным основаниям я являюсь противником коммунизма. Вместе с тем я настаивал на том, что я человек не политический. Дзержинский слушал меня очень внимательно и лишь изредка вставлял свои замечания.

Так, например, он сказал: «Можно быть материалистом в теории и идеалистом в жизни и, наоборот, идеалистом в теории и материалистом в жизни». После моей длинной речи, которая, как мне впоследствии сказали, понравилась Дзержинскому своей прямотой, он все-таки задал мне несколько неприятных вопросов, связанных с людьми. Я твердо решил ничего не говорить о людях. Я имел уже опыт допросов в старом режиме. На один самый неприятный вопрос Дзержинский сам дал мне ответ, который вывел меня из затруднения. Потом я узнал, что большая часть арестованных сами себя оговорили, так что их показания были главным источником обвинения. По окончании допроса Дзержинский сказал мне: «Я Вас сейчас освобожу, но Вам нельзя будет уезжать из Москвы без разрешения». Потом он обратился к Менжинскому: «Сейчас поздно, а у нас процветает бандитизм, нельзя ли отвезти господина Бердяева домой на автомобиле?». Автомобиля не нашлось, но меня отвез с моими вещами солдат на мотоциклетке.

Когда я выходил из тюрьмы, начальник тюрьмы, бывший гвардейский вахмистр, который сам сносил мои вещи, спросил у меня: «Понравилось ли Вам у нас?».

Из книги Ольги Волкогоновой «Николай Бердяев» ЖЗЛ

«Интересно, что после смерти Ф. Э. Дзержинского летом 1926 года среди его личных вещей была найдена потертая записная книжка, в которой была сделана запись беседы с Бердяевым. Это не был протокол допроса (протоколы такого рода вели секретари), это были действительно личные записи – пометки, рядом с которыми иногда стояли вопросительные знаки. Тот факт, что такие записи были сделаны, говорит об интересе, который вызвала у владельца книжки бердяевская «лекция».

September 17th 2020, 5:11:27 am

«УСЛЫШАТЬ БУДУЩЕГО ЗОВ…»



Сегодня в метро полицейский велел мне надеть маску.  Людей  в масках было гораздо больше, чем, к примеру, месяц назад. 

Похоже, антивирусные меры возвращаются, глядишь, и до изоляции дойдёт. 

Количество заражённых в РФ опять перевалило за 5 000  ежедневно. Одна  моя продавщица, очень пожилая,  переболела, даже в больницу её клали. Говорит, что перенесла болезнь легко, почти без температуры. Бодра, возобновила свою небольшую торговлю. Но карантинные меры могут повториться.  Они и повторяются: у дочки в МГУ проходят практические занятия лично, а лекции – онлайн. Научная конференция, в которой она будет участвовать, - тоже будет онлайн. А она-то мечтала пообщаться вживую!  Школьные классы, где есть хоть один заболевший – сажают на карантин. 

Я не буду обсуждать, правильно ли это, обоснованно ли – я просто хочу представить наше будущее. Недалёкое, а потом и подальше. 

Похоже,  антивирусные меры никуда не уйдут. То усиливаясь, то ослабляясь, они пребудут с нами в обозримом будущем. Люди будут в значительных количествах сидеть дома. Называться это может по-разному: карантин, самоизоляция, как-то ещё, но факт такой: дома. Кто-то станет работать из дома. Это окажется удобным и для работодателей, и для трудящихся.  Сплошная экономия: разгрузится транспорт, уменьшатся по размеру, а то и вовсе исчезнут бессчётные  конторы, наполненные толпой  офисных сидельцев.  Многие конторы и вовсе закроются за ненадобностью. Вирус не создаст ненадобность – он её просто обнажит. Собственно, безработица не возникнет – она только лишь станет заметнее, т.к. отпадут ненужные псевдоработники.

Поскольку работа удалённая – люди будут охотно селиться подальше от больших городов.  Уже сегодня многие охотно покупают квартиры и за 20, и за 30 км от Москвы. Если нет нужды каждый день ездить в Москву – так даже лучше. 

Закроются многие предприятия малого и среднего бизнеса – тут нет ничего нового; об этом стали говорить в первую очередь. Кое-кто уже закрылся. Торговля неуклонно переформатируется в онлайн режим. Социалисты-утописты в стародавние времена фантазировали: при социализме исчезнет торговля, а необходимые вещи трудящиеся будут получать на «общественных складах». Так вот они, общественные склады, дорогие товарищи! Приехали! Только на них даже и ходить не надо – домой привезут. Все эти мелкие лавчонки, всякие там киосочки, палаточки, ларьки – всё это уходящая натура. Большой склад, логистический центр и, как у Хлестакова, «тридцать пять тысяч одних курьеров».

Курьер становится самой что ни наесть массовой профессией. И пребудет таковой, пока не заменится мелкими беспилотниками. Или чем-то ещё, чего мы не знаем и пока вообразить не можем. Может статься, что быть курьером – станет почётным и желанным. Престижным.  Особенно, если будет ограничено передвижение по городу. Всем нельзя, а ему – можно. Ведь почётно и желанно всегда то, что доступно не всем. Как сверхъестественно почётна и желанна была во времена СССР любая поездка за границу и даже просто общение с иностранцами! И всё оттого, что заграница  была недоступна всем и каждому. Если простое хождение по улице будет доступно не всем – вот тогда и курьерская карьера будет завидна и желанна. 

Главную прибыль от торговли получат IT компании, которые будут создавать сервисы, обслуживающие новые товарные потоки. А мелкие лавочники разделят судьбу бенгальских ткачей. Хочется верить, что до физической смерти дело не дойдёт.  

Но в любом случае окажется, что работы на всех – нет. Хочешь-не хочешь, а придётся вводить гарантированный доход. В богатых странах побольше, в бедных – просто чтоб с голодухи не померли, но, похоже, по-другому не получится. Не зря бывший премьер Медведев предложил обсудить такую возможность. 

Разумеется, люди подлинно нужного труда будут работать, как и всегда работали. Отпадёт лишь труд вымышленный, имитативный. Хочется верить, что те, кто делает что-то реальное: растит хлеб, строит дома, метёт улицу – наконец будут оценены.  Вообще, как мне кажется, в обозримом будущем наличие любой работы будет очень престижным положением. Большинство – есть у меня такое подозрение -  будет сидеть на пособии. 

От сидения дома люди будут шалеть. Это уже происходит. И то сказать: посиди-ка в бетонной однушке на двадцатом этаже, где виден только кусочек неба да соседняя,  такая же, как твоя,  многоэтажка! Да хоть бы и в трёшке! Я когда-то читала, что в XXI веке главной причиной нетрудоспособности станет депрессия. Она уже на подходе. Не ею ли объясняется, например,  то, что человек злобно кроет матом в интернете незнакомого «аффтора» за мнение всего-навсего отличное от его собственного? 

Бодрым, ускоряющимся шагом будет идти социальная сегрегация. Кто-то будет разгуливать по улицам и жить в доме с садом, кто-то – дуреть в бетонной клетке. Чьим-то детям наймут живых, притом индивидуальных, учителей, а кто-то будет довольствоваться онлайн уроками. И никто не пискнет: здоровье свято!

Мрачная картина? Как знать… А может, они будут счастливы? Особенно если с гарантированным доходом… 

September 24th 2020, 7:15:03 am

ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫЕ ИДЕИ АКАДЕМИКА ГЛАЗЬЕВА



ХОРОШО ЗАБЫТОЕ СТАРОЕ 

Известный экономист академик  Глазьев много пишет о новом мирохозяйственном укладе. Это «конвергентная» экономическая система, которую предрекал ещё  Питирим Сорокин. В мою юность теорию конвергенции полагалось опровергать ссылкой на авторитет Маркса, который говорил, что между социализмом и капитализмом наличествует антагонизм, т.е. неразрешимое противоречие. Но всё дивно переменилось, и вот – экономист скорее левой ориентации сегодня говорит о конвергенции. 

«Предлагаемая стратегия опережающего развития основана на переходе от устаревшей системы регулирования, ориентированной на американоцентричную глобализацию XX века, к передовой системе управления интегрального типа XXI века, которая сочетает в себе государственное стратегическое планирование и рыночные механизмы стимулирования предпринимательской активности.

Новый мирохозяйственный уклад уже сформировался в КНР на основе сочетания социалистической идеологии и частного предпринимательства, стратегического планирования и рыночной конкуренции, государственного контроля за обращением денег и банковской системой, обеспечивающей доступ к дешевым долгосрочным кредитам всем заинтересованным предприятиям. Этот мирохозяйственный уклад, который мы называем интегральным, так как государство выполняет в нем функции дирижера, гармонизирующего интересы различных социальных групп на основе критерия роста общественного благосостояния, быстро формируется в других странах Юго-Восточной Азии, которая становится центром мировой экономики.

Подробнее на https://glazev.ru/articles/1-mirovoy-krizis/83098-razmyshlenija-o-glavnom

Нам надо сформировать у себя институты нового мирохозяйственного уклада, которые нам понятны. Это стратегическое планирование, это частно-государственное партнерство, это совместная частно-государственная программа развития, это регулирование экономики таким образом, чтобы капитал не уходил из страны, а наоборот, создавался в стране, это целевые кредиты, низкая процентная ставка, это государственная забота о развитии инфраструктуры, о воспроизводстве человеческого капитала, в общем, это то, что Питирим Сорокин еще в 60-е годы предвидел в рамках теории конвергенции. У нас тоже были подобные работы в Академии наук. Новый уклад вбирает в себя лучшие элементы плановой экономики советского типа и рыночной экономики американского типа. Соответственно, это сочетание дает взрывной эффект. Конвергентная модель сегодня обеспечивает подъем Юго-Восточной Азии, причем, в отличие от либеральных глобализаций по-американски, с очень разнообразными национально-культурными формами. 

Подробнее на https://glazev.ru/articles/165-interv-ju/81237-sergey-glaz-ev-o-global-nom-jekonomicheskom-krizise-pandemii-vozmozhnostjakh-i-perspektivakh-rossii

«новый, интегральный МХУ, сочетающий стратегическое и индикативное планирование с рыночной самоорганизацией, государственный контроль за денежным обращением с кредитованием частных предприятий, государственную собственность на объекты инфраструктуры с частной собственностью в конкурентных отраслях. 

Фактически в интегральном МХУ снимается антагонистическое противоречие между капитализмом и социализмом», - пишет Глазьев. 

Академик постоянно подчёркивает необходимость идеологии в данной системе. Идеология солидарности и общего успеха – вот ведущая сила в обществе такого типа. Можно добавить, что для нашего народа это особенно важно: идея личного обогащения не слишком нас вдохновляет, даже и предпринимателей. Очень многие, заработав на полный бытовой комфорт, теряют интерес к работе. Для упорного труда нам нужна какая-то увлекательная, ведущая идея, которая выше «хлеба». 

Мне лично очень радостно признание авторитетного экономиста. Строй, в котором всем есть место: и предпринимателю, и наёмному работнику, и ремесленнику, и интеллектуалу, и менеджеру, и бюрократу, и все они трудятся на общую пользу под руководством  государства – всегда казался мне идеалом. Академик говорит, что эта система успешно реализована в Китае. 

Однако надо признать, что изобрели этот строй не китайцы, а  итальянцы. Говорят, что макароны выдумали китайцы, а  развили это изобретение итальянцы. А вот с «конвергентным» строем вышло  наоборот. 

Строй, о котором пишет Сергей Глазьев - это аккурат доктрина фашизма.  Очень надеюсь, что читатели способны отрешиться от зловещих коннотаций, свойственных этому слову в русском языке. Мы привыкли к выражению «немецко-фашистские оккупанты»; вероятно, советский агитпроп зафиксировал слово фашизм применительно к гитлеризму, чтобы не употреблять аутентичного названия этого режима – «национал-социализм», что могло бы ввергнуть в смущение советскую аудиторию. 

Фашизм – изначально, в основе, - строй, противостоящий либерализму англосаксонского стиля с его центральной доктриной laissez-faire. В начале ХХ века возникло две системы, строя, противостоящие либеральному капитализму со свойственным ему господством банковского капитала: социализм и фашизм. Ненавистный фашистам либерализм в их терминологии назывался «англо-американской плутократией». Плутократии, согласно доктрине фашизма, противостояло корпоративное государство, основанное на труде, которое сплачивает, воспитывает, ведёт весь народ без разделения на классы. Идея фашизма – объединяющая, а не разделяющая. Fascio – это и значит пучок, связка – символ единства, в котором сила. Идея восходит к древней притче, которую Лев Толстой даже поместил в своей азбуке: тонкую веточку легко сломать, а свяжи ветки в веник – и не сломаешь. Идеологически фашизм противостоял «принципам 1789 г.». На место «свободы, равенства братства» он поставил иную триаду: «авторитет, порядок, справедливость». 

Итальянский фашизм оставил по себе мало теоретических документов, но кое-что всё-таки есть. У истоков стояло пространное эссе, подписанное самим Дуче – «Доктрина фашизма», она переведена на русский язык и есть в интернете. Считается, что подлинным автором этот текста является известный  философ Джованни Джентиле.  Ну а заключительным аккордом прозвучала так называемая «Веронская хартия». 

Я перевела некоторые места: 

10. Частная собственность, плоды труда и индивидуального сбережения, что присуще человеческой личности, гарантируется Государством. Это, однако, не должно приводить к физическому и моральному разрушению других людей посредством эксплуатации их труда. 

Советский социализм, отменив частную собственность, привёл к тому, что государство должно было заведовать всеми проявлениями хозяйственной жизни. Результат показал, что без частника во многих случаях обойтись нельзя. Без частника невозможно наладить розничную торговлю, коммунально-бытовое обслуживание населения. Опыт Советского Союза экспериментально подтвердил в ходе длительного эксперимента: нельзя. Вообще-то проявилось это сразу после революции. О том, как немедленно разваливаеются эти отрасли, когда за них берётся государство в лице уполномоченных бюрократов,  по горячим следам хорошо написал известный публицист Иван Солоневич в книжке «Диктатура импотентов».  

11. В национальной экономике всё то, что по размеру и функции выходит за пределы частного интереса и затрагивает коллективный интерес, принадлежит к сфере деятельности, свойственной Государству. Государственные услуги, как правило, военное производство, должны управляться государством через соответствующие органы. 

12. На каждом предприятии (промышленном, частном, смешанном, государственном) представители техников и рабочих тесно сотрудничают (на основании знания управления)  в справедливом установлении зарплат, а также распределения прибыли между резервным фондом, акционерным капиталом, а также участием в прибыли самих трудящихся. 

К сожалению, прекрасная идея участия трудящихся в прибылях предприятия, сколько ни пытались в разных странах её осуществить,  разбивалась, как волна об утёс, об один вопрос: что делать с убытками? Ведь бизнес имеет свойство порождать не только прибыли, но и убытки. В этом случае трудящиеся обычно говорят: не надо нам никакого участия – дайте зарплату. Но идея хорошая… 

Это доказывает только то, что осуществить какой-то проект труднее, чем его начертать. 

Любопытен п. 16, где говорится, что все трудящиеся, от рабочих до директора, являются членами одного отраслевого профсоюза.  В СССР профсоюзы именно так и были организованы, что удивляло иностранцев: они не были орудием борьбы трудящихся против администрации, а формой сотрудничества и улучшения общего дела. Профсоюзы в СССР работали по модели корпоративного государства. 

Хочется от души пожелать академику Глазьеву успеха в пропаганде  этого нового-старого «конвергентного» строя.  Может, и до властей предержащих дойдёт? 

October 5th 2020, 6:56:28 am

Что я помню о событиях осени 1993 г.


Что я помню о событиях осени 1993 г.

Не буду говорить о событиях: об этом и без меня много говорено. Мой рассказ лишь о личных  - притом тогдашних - мыслях и чувствах по поводу тех событий. Рассказать об этом чрезвычайно трудно. Не лично мне – всем. Поневоле на воспоминания накладываются впечатления дальнейшей жизни. И человеку начинает казаться, что он, прозорливец, уже тогда знал и понимал, чем дело обернётся. Притом кажется ему это совершенно искренне. Постараюсь не выдумывать, а просто погрузиться в прошлое. 

В 93-м году я была совершенно взрослой, семейной  гражданкой, работала представителем итальянской компании в Москве, муж – инженер-физик, сын – второклассник.  Читала всё подряд, всем интересовалась, много общалась с нашими и иностранцами – при этом не понимала ничего. Что происходит, чего хочет Ельцин, а чего – Верховный Совет – абсолютно было не ясно. И всем моим знакомым тоже было неясно.  Вероятно, современникам великих исторических событий не дано видеть, что происходит. Затасканная фраза Есенина, что «большое видится на расстоянии» - совершенно верна.

А ещё что я обнаруживаю, ныряя памятью в те давние годы: простые люди живут своими мелкими делишками. Особенно в срединную пору жизни, когда сил больше всего, но и задач немало:  достичь профессиональных и карьерных высот, воспитать детей, построить  дом. Самый обывательский возраст – средний: 30-45 лет. В молодости и в старости как-то больше думаешь об отвлечённых материях, оцениваешь события «вообще», а не применительно к своей жизни и успеху.

Я была сторонницей новой жизни. Как и все мои знакомые. Поэтому я положительно относилась и к горбачёвской перестройке, и ко всему, что, как мне казалось, несёт изменения. Нет, мне совсем не плохо жилось и при советской, и при антисоветской власти, но, как и всем моим знакомым без исключения, мне хотелось чего-то большего. Чего? Хотелось возможности какой-то своей игры, инициативы. В сущности, такая возможность была дана законом о кооперативах ещё при Горбачёве.  Нужно ли было что-то ещё – мне это было совершенно непонятно. В тот период я много ездила по стране, старалась найти какие-то деловые возможности для фирмы, которую представляла, и, несмотря на нарастающую разруху, кое-что находила.

В последних числах сентября я отправилась по делам в Италию. Прилетаю – и тут по телевизору передают, что в Москве чуть не революция. Тогда интернета не было: что сказали по телевизору, то и ладно. Звоню домой – мои домашние тоже ничего не понимают. Говорят: в Москву стягиваются войска, в школе занятия отменили. «Ну дела!» - изумляюсь я.

А тут намечается какой-то то ли приём, то ли банкет и мне говорят, что хорошо бы мне как очевидице событий (ну какая я очевидица, когда я тут, а события – в Москве!)  рассказать, что происходит, как ко всему этому относиться и что будет дальше.  Что делать? Надо что-то говорить, тем более, что я в тех кругах я пользовалась репутацией дамы, что называется, политически грамотной и к тому же широко образованной. (Вероятно, по контрасту с погружёнными, словно в колодец, в свою узкую отрасль западными специалистами). В общем, чтобы не ударить в грязь лицом, мне надо было что-то сказать. И тут мне пришла в голову аналогия. Когда-то я перевела небольшую повесть итальянского писателя Дино Буццати «Линкор смерти». Это что-то вроде исторического фэнтези про то, как в конце Второй мировой войны немцы, не желавшие смириться с поражением, построили гигантский корабль, он куда-то поплыл, а потом всё-таки взорвался. Вот, - сказала я, - и в Верховном Совете собрались люди, которые потерпели историческое поражение вместе с системой, которую они представляют, но они не хотели смириться и окопались в этом здании. Но победа будет за силами будущего. Моё выступление всем понравилось, потом ко мне подходили и говорили, что вот-де теперь им всё стало понятно, вот что значат слова очевидца. Правда, в моей аудитории не нашлось ни одного, кто читал сочинение Буццати, но тем выше поднялась моя репутация: они, соотечественники автора, не читали, а я, иностранка, не только читала, но даже и перевела.

Через пару дней я вернулась в Москву. Выпал первый снег, местность была какая-то неопрятная. В аэропорту меня встретил муж и почему-то мама, что было у нас в семье совершенно не принято. Пока меня везли на нашей «пятёрке», мама встревоженно рассказывала, какие ужасы творятся в городе: на крышах снайперы, которые убили много народа, притом метят всё в молодых, здоровых. Гришка (сын) хотел с ребятами поехать в Центр, поглядеть «на войну» - едва удержала.

Дома я прочитала обращения деятелей литературы и искусства: «Раздавите гадину!», где властители дум аттестовали Верховный Совет как «фашистов» и призывали к беспощадности. Мне показалось это чем-то дурным и уж точно не делом литераторов. Я почувствовала смутную симпатию к Верховному Совету и что-то вроде стыда за своё удачное выступление в Италии. Думать об этом было неприятно, и я принялась  с подчёркнутой энергией раздавать подарки.  

October 8th 2020, 3:59:04 am

ИЗ БЕЗРАБОТНЫХ В ПРЕДПРИНИМАТЕЛИ?


Минэкономразвития предложило сделать переобучение безработных одним из способов реализации национального проекта по поддержке малого и среднего предпринимательства (МСП). Об этом со ссылкой на паспорт федерального проекта «Вовлечение в предпринимательство» (входит в нацпроект по МСП) пишет газета «Известия».

Хотят отправить безработных заниматься бизнесом — выдать им после чтения курсов пособие на открытие своего дела и оказывать дальнейшее сопровождение. 

Печаль долгой жизни состоит, помимо прочего,  в том, что по слишком многим поводам можешь сказать: это уже было; ничего нового. И опыт вовлечения в малый бизнес безработных тоже был. Притом опыт – личный. 

Двадцать лет назад моя компания только начиналась. Нам очень нужны были продавцы нашего товара. Бизнес наш устроен так, что каждый продавец у нас становится микроскопическим предпринимателем: он получает товар, методику работы (своего рода франшизу), методическую поддержку, во многих случаях – товарный кредит. И он сам строит сбытовую сеть. Многие, работая таким образом, достигли впоследствии  значительного успеха: купили квартиры, построили дачи. Но тогда всё это было впереди, а нужны были продавщицы. 

И я придумала вот что. Тогда в Москве были распространены так называемые ярмарки вакансий; устраивали их районные центры занятости.  Сотрудница центра занятости, с которой я договаривалась, меня отговаривала: ничего у вас не выйдет,  это такие, знаете ли, люди… Какие люди? Она мялась, не могла объяснить. Но я решила попробовать. 

Происходила  ярмарка вакансий очень просто: в большом зале, кажется,  ДК, сидели за столами представители компаний, а соискатели работы фланировали меж столами и получали информацию о возможной работе, её условиях, оплате и т.п. Мы тоже расположились за одним таким столом и стали ждать. Ждали недолго, люди к нам охотно подходили, завязывались непринуждённые беседы, мы рассказывали о нашем бизнесе,  раздавали листовки и какие-то информационные материалы, записывали желающих посетить наши учебные занятия и т.д.  

Происходящее внушало нам большой энтузиазм: вот он – народный капитализм, сегодня безработный, а завтра - малый предприниматель! Ровно так, как сегодня учит Минэкономразвития. Одно нас слегка удивило: несколько человек задали нам один и тот же  вопрос: «А у вас печать есть?». При чём тут печать? Печать у нас была, компания зарегистрирована в установленном порядке, что мы и сообщали интересующимся. 

В нашем списке  набралось пара десятков имён, и мы решили провести небольшой «курс молодого бойца»:  лекция, семинар,  потом – тренинг по продажам. 

Мы хорошо подготовились, одна из нас – выпускница психфака МГУ разработала тренинг, и стали ждать. В условленный час народ пришёл. Я самолично распиналась о нашем бизнесе и блистательных перспективах, которые он сулит им, бывшим безработным. Слушали почтительно, даже, мне померещилось, с интересом. Потом все организованно достали какие-то бумажки и попросили поставить печать на записи о том, что имярек-де прослушал курс повышения квалификации. Тут мы поняли: вот зачем они спрашивали о печати. Оказывается, гордое звание безработного предполагает посещение каких-то занятий и получение предложений о работе, от которых они, впрочем,  имеют полное право отказаться. Но и занятия, и предложения быть должны – иначе не будут платить пособие. Мы любезно простились и напомнили о дальнейших занятиях. 

На следующее занятие не пришёл – никто! Ровно никто. Я попросила секретаршу обзвонить наших героев и спросить, что случилось. Самым распространённым ответом было: «У меня нет времени!». У безработного! 

И я поняла: безработный – это нечто обратное любого рода предпринимателю. Даже самому микроскопическому, вроде фрилансера. Я не умею строго логически доказать, почему это так, но мои дальнейшие наблюдения говорят о том, что я не ошибаюсь. Безработный – это тот, кто лишился наёмной работы и взыскует её же. Такой работы, когда надо делать, что велят, а в конце месяца – зарплата. Пусть небольшая, но надёжная. Не зависящая от твоих личных усилий, от твоей инициативы и оборотистости.  

Вот за такую работу безработные сказали бы спасибо Минэкономразвития. Но такой работы у него для ни нет. Это ж надо экономику развивать! Гораздо проще просто выделить какие-то деньги и отчитаться: мы помогли малому бизнесу. Наверняка, найдётся какая-нибудь тётенька, которая расскажет на камеру: «Я была безработной, а теперь у меня свой бизнес в области флористики» или что-нибудь в этом роде. Но типичный безработный – никаким предпринимателем не станет. Просто потому, что тот, кому это суждено, не ходит в центры занятости, не получает пособия и т.п. Он просто идёт – и делает. Раз, два, пять – пока не получится. 

Именно такие люди стали нашими «лидерами», как мы выражаемся, т.е. теми, кто построил своими руками большие сбытовые сети. Обычно они начинали в очень трудных условиях: буквально, не заработаешь – не поужинаешь сегодня. Но никто из них не был безработным – ни формально, ни в душе.  Оттого они  и поднялись. 

October 16th 2020, 7:58:35 am

О «ПУСТОЙ НАДЕЖДЕ», или ЗАЧЕМ НУЖНА СМЕНЯЕМОСТЬ ВЛАСТИ?



Наш друг на днях приехал из Белоруссии. Сам он не белорус, но долго там жил, распределившись после московского Физтеха. Там женился, родились дети, потом перебрался с женой в Москву, а в Минске остались родственники жены, множество друзей,  квартира осталась.  Всегда очень поддерживал Лукашенко, восхищался тамошними порядками, даже лечиться ездил в Минск. 

На этот раз вернулся в настроении смутном и невнятном. 

Ехал он с мыслью, что в Минске бунтуют либо прикормленные бузотёры, либо те, кому делать нечего и кто работать не хочет. А нормальные, солидные, трудовые, помнящие трудные времена люди – те мыслят взвешенно и практично. И поддерживают Лукашенко, который при котором  скромный достаток, стабильность и жизнь советского стиля. 

Оказалось всё не так.  Тесть и тёща нашего друга,  его жена и даже младшая дочка-подросток – все против Лукашенко и за новую жизнь, хотя живут в Москве.  У него в Минске есть то ли друг, то ли родственник, а у того – сын-студент, изучающий что-то международное, вроде нашего МГИМО. Ну, те, и старый и малый,  – прямо спят и видят падение «тирании». Юному международнику вообще мнится, что стоит только сковырнуть Батьку, как его, с его английским уровня А1,  поднимут на крыльях демократии и вознесут. Куда? А Бог весть, куда,  но что вознесут – точно. А при батькиной  власти никакого хода ему нет и вообще сплошная нудьга.

Наш друг подступал к своим родственникам с единственным и в высшей степени разумным вопросом: «С чего вы взяли, что при новой власти будет лучше? Посмотрите на Украину – там стало гораздо хуже». Как об стенку горох.  Лукашенко видеть не хотят – подай им другого. Любого, хоть бы и хуже. Но – другого. Юный международник вспомнил о сменяемости власти как важнейшем признаке демократии. 

И вдруг меня осенила догадка. Лукашенко (и любой на его месте) своим долгим сидением отнимает у них  надежду. Совершенно пустую, ни на чём не основанную, но – надежду. На то, что вот теперь наконец придёт правильный правитель (правительство) – и настанет благоденствие.  Что благоденствие достигается долгим и напряжённым трудом – индивидуальным и народа в целом – эта мысль абсолютно не свойственна массовому сознанию. Массовое сознание взыскует чуда. Чудо – это нарушение законов сохранения (материи, энергии), т.е. получение чего-то из ничего. Например, из замены руководящей физиономии в телевизоре. Были бедные, а потом – р-р-раз! – и стали богатыми, стали жить как в Германии или в иной какой благословенной земле. Только и надо сковырнуть одного и посадить другого. 

А дальше? Дальше, очевидно, окажется, что новый правитель(ство) – ничем не лучше прежнего, а весьма вероятно, что и хуже. Жить сытнее не становится. Но некоторое время сохраняется прелесть новизны: может, он, новый, поднатореет в правительственном ремесле, и дело пойдёт получше? Не пошло? Ну тогда долой его! Мы ошиблись. Надежда возлагается на новую смену картинки. И это повторяется снова и снова. 

За долгие десятилетия, даже века демократия западного типа замечательно настрополилась управлять народными массами, до тонкости поняла, как они мыслят и чувствуют. Без этого понимания управлять нельзя. И это понимали, знали и знают западные хозяева жизни, поддерживающие гигантскую машину манипуляции по имени демократия.  

А вот советские хозяева жизни этого не умели. И сегодняшние белорусские начальники во главе с Лукашенко – не умеют. Они не хотели знать реальные массы, а жили «в плену иллюзий», как некогда выразился академик Углов по другому поводу. Наши всегда ориентировались не на подлинную ментальность народных масс, а на то,  как должны мыслить и чувствовать какие-то книжные идеальные пролетарии или выдуманные классиками и основоположниками народные массы. 

Как именно мыслят и чувствуют народные массы?  А вот как: 

«… бессмысленная чернь
Изменчива, мятежна, суеверна,
Легко пустой надежде предана,
Мгновенному внушению послушна,
Для истины глуха и равнодушна,
А баснями питается она».

Это, если кто забыл: Пушкин. «Борис Годунов». Есть сведения, что любимое произведение Сталина.

Я прочитала множество книг о массовой психологии, но Пушкин – единственный, кто сказал а) исчерпывающе, б) истинно в каждом слове. Ни убавить – ни прибавить. 

Изменчива – всегда готова затоптать прежнего кумира. Мятежна – её легко склонить к бунту. Суеверна – готова верить любому вздору. «Легко пустой надежде предана» - вот то самое, о чём я пишу. «Мгновенному внушению послушна» при правильной постановке дела, хороших картинках и кричалках поверят во что угодно и готовы забыть о собственных выгодах и интересах. «Для истины глуха и равнодушна, А баснями питается она». Никто не стремится подлинно знать, как обстоит дело. Публика жаждет зловещих разоблачений, простых (и в силу это неверных) объяснений, благостных картинок светлого будущего. И всё это ей предоставляется в форме демократической процедуры сменяемости власти. Зрелая демократия может себе это позволить: она знает как управляться с массами. А Лукашенко, м-да, проявил наивность. 

November 10th 2020, 7:22:28 am

ЗА ОТМЕНУ ЕГЭ?


С 5 ноября до 2 декабря пройдёт  всероссийская акция «День борьбы против ЕГЭ», запущенная партией «За правду». 

В этой новости вообще-то нет ничего нового. Сколько  существует ЕГЭ, столько же времени длится движение за его отмену. Помню, лет пять назад на Московском экономическом форуме всем участникам активисты какой-то организации предлагали подписать петицию за отмену ЕГЭ. 

Мне, признаться, кажется, что «заправдисты» не столько хотят отменить ЕГЭ, сколько напомнить о себе и улучшить свой имидж. Среди избирателей много родителей старшеклассников, а они все относятся к ожидающему их детей ЕГЭ со смесью страха и подозрения. ЕГЭ однозначно имеет в общественном сознании отрицательную коннотацию. А «заправдисты» тут как тут: «Да! Да! Плохой этот ЕГЭ, ату его! Отменить!» Ну а раз ЕГЭ плохой – значит, партия «За правду» - хорошая. 

Можно ли и нужно ли впрямь отменить ЕГЭ? Что  нас в нём не устраивает? 

Говорят: при нынешней системе школьники не учатся, а натаскиваются на ЕГЭ. На предметы, по которым они не планируют сдавать ЕГЭ, они плююют.  Это, в принципе, плохо. А если ЕГЭ не будет, а будут вступительные в вуз – они будут учить все предметы? С какой стати? 

Я заканчивала школу в разгар Застоя, при Брежневе, т.е. во времена, когда образование было «качественным», «классическим» и т.п. И что же? Все, нацеленные на вуз, готовились к вступительным экзаменам. А на все «ненужные» предметы плевали, т.к. были уверены, что школьные экзамены уж как-нибудь сдадут. Это была задача учителей, а не учеников. А уж про предметы, по которым  не было выпускного экзамена, вроде географии, и не вспоминали. 

Точно так же при отмене ЕГЭ школьники  будут  натаскиваться на экзамен в вуз. Ну, или готовиться – это уж кому какой термин нравится. 

Кстати, я не понимаю разницу между зубрёжкой и натаскиванием, с одной стороны, и честным и даже возвышенным изучением предметов – с другой.  Разница, по-моему, как между шпионом и разведчиком. Говорят: зубрёжка – это без понимания, а изучение – с пониманием. Отлично! Тогда объясните мне, каким образом можно понять, положим, орфографию. Почему мы обязаны писать «молоко», а братья-белорусы - «малако»? Вот я имею законченное лингвистическое образование (Иняз им. М.Тореза), четыре года изучала в вузе дисциплину «русский язык», а объяснить не могу. Не понимаю. 

Вообще, большая часть школьной мудрости – это предмет веры, а не понимания. В гуманитарных дисциплинах – почти всё. Но и в естественных – тоже. Если вы, дорогой читатель, не физик, то, несмотря даже на замечательное советское образование, вы, почти наверняка не понимаете первого закона Ньютона.  Декламировать-то вы его, возможно, и умеете, если учились старательно. А внутри себя средний человек не понимает, с чего это вдруг тело, на которое не воздействует сила, движется равномерно и прямолинейно?  

Говорят: школьники тупо вызубривают ответы на тесты. Это ерунда. Выучить просто наизусть ответы – нереально: их слишком много. Чтобы хорошо сдать ЕГЭ, надо реально освоить предмет.  Вот здесь собака зарыта. В школе плохо преподают? А почему при отмене ЕГЭ вдруг начнут преподавать хорошо? Что такое  случится? 

Три года назад я наблюдала подготовку моей дочки и её друзей к ЕГЭ и твёрдо поняла: балл 90+ соответствует  твёрдому знанию предмета. К сожалению, вузовских мест сегодня так много, что туда принимают и с шестьюдесятью баллами. Это означает очень плохую подготовку. Вот и вся разгадка того, что вузовские преподаватели наблюдают темноту и невежество первокурсников. 

И наконец, самое душещипательное: платность хорошей подготовки к ЕГЭ. Да, сформировался целый рынок подготовки к ЕГЭ. Отмени ЕГЭ – будет рынок подготовки к вступительным экзаменам и к любым экзаменам, какие измыслят. В мои 70-е годы в лучшие вузы поступали тоже не с улицы. Либо готовились у репетиторов, либо учились в каких-то непростых школах: было несколько математических школ, был математический класс в ныне знаменитой 57-й, где учился мой муж, была заочная физматшкола при Физтехе, где он, будучи студентом, проверял работы, присланные школьниками. 

Простая рядовая школа, не давала достаточной подготовки для поступления в лучшие московские вузы. В областной пед или политех – да, а для вузов, ныне названных топовыми – нет. Вузовские преподаватели в те времена активнейшим образом «репетировали» абитуриентов для  вступительного экзамена в свой вуз; это был их традиционный заработок. Введи вступительные экзамены – он вернётся. 

Что же делать?  Мне кажется, совершенствовать ЕГЭ, чтобы избежать двусмысленных формулировок и т.п. А в лучших вузах, как это делается и теперь, проводить дополнительный экзамен. В МГУ он есть; моя дочка писала сочинение по истории. Между прочим, именно к этому экзамену – не натаскивалась, просто учила историю. 

Все мудрые правители прошлого остерегали от частой смены законов: даже не особо хороший закон, если он привычен, лучше реформаторской дерготни. Дерготня создаёт ощущение неустойчивости жизни и атмосферу неуважения к государственным установлениям. 

November 24th 2020, 4:12:48 pm

ОКНО ПРАВДОПОДОБИЯ: ВСЁ ШИРЕ, И ШИРЕ, И ШИРЕ



Есть окно Овертона – диапазон приемлемости.  А есть окно правдоподобия – хозяева дискурса и его тоже градуально расширяют.  Публику приучают полагать возможным то, над чем в прежние заскорузлые времена разве что похихикали б в курилке. А теперь – обсуждают всерьёз. Взрослые люди в  не юмористическом  издании.  

Мы недооцениваем явление правдоподобия. Того, о чём человек говорит: «Это возможно. Вероятно. Допускаю, что это так». Проверить ведь мы всего не можем – верно? Во многом мы полагаемся на вероятностное суждение. Так вот эта вероятность – непрерывно расширяется. Почему? 

Современный человек, прилежный читатель интернета и трудолюбивый пользователь соцсетей, всё больше и больше переселяется в сказку. Зазора между сказкой и реальностью уже почти не ощущается: реальность, или то, что ею кажется,  становится пластичной и текучей, в ней возможно ВСЁ. 

Раньше, в досказочные времена, услышав что-то, человек сравнивал это с моделью мира, которая была у него в голове, и выносил своё суждение: может так быть или не может. Откуда бралась модель? Из практики собственной жизни, прежде всего, трудовой (а труд тогда был в преобладающей степени реальным), из сведений, почерпнутых в процессе образования (а образование было позитивистски-рационалистическим), из книг, в которых тоже писали преимущественно не о ведьмах и оборотнях, а о чём-то скучно-плоско-реальном.

Положим, если простому человеку рассказывали, что местный пьяница дядя Вася опять напился и упал мордой в лужу – он скорее верил, чем нет: образ жизни дяди Васи не противоречил такому исходу событий. А вот, если бы ему рассказали, что соседская пенсионерка, благообразная старушка, в сговоре со своим несовершеннолетним любовником, одноклассником внука,  ограбила киоск и вынесла оттуда ящик палёной водки – вот это, скорее всего, было бы признано неправдоподобным. Но это в прежнюю, досказочную, эру. А вот теперь, вволю наглядевшись чернушных передач, начитавшись по самое не могу интернета – может и поверить. Не то, чтобы даже поверить, а так – признать возможным. Ведь в сказке, как известно, невозможное возможно, там нет нудных ограничений, законов природы и т.п. – там нынче так, завтра сяк, ударился добрый молодец оземь, и стал быстрокрылым соколом (или наоборот). 

В прежние бескрылые времена говорили: «Сказка ложь, да в ней намёк». А сегодня какая ложь? Никакой лжи и на свете нет. Ну, в крайнем случае, постправда. А сама сказка – это наше постоянно местожительство. Особенно – продвинутых горожан, которые  никакой реальности, кроме виртуальной и не знают. Не видели они её. Как растёт хлеб, откуда берётся металл – всё это для них на другой планете, в параллельной реальности. Их реальность – это интернет, соцсети, ну и пара любимых СМИ. Что они скажут – то и правда. Именно поэтому у людей совершенно разная карта реальности, картина мира – в зависимости от того, на какие сайты они ходят, какие кнопки нажимают на телевизоре. 

На эти соображения навело меня прелестное известие «Новой газеты». Глава белорусской федерации хоккея Дмитрий Басков,  чемпион мира по тайскому боксу Дмитрий Шакута вкупе  с Натальей Эйсмонт, пресс-секретарём Лукашенко – вот вся эта компания – цитирую- «просто ради удовольствия вечерами ездит по минским дворам, срезает бело-красные ленточки, срывает флаги и бьет тех, кто выходит из окрестных домов отстаивать свои островки свободы. /…/ Они всерьез обсуждают по телефону свои акции, договариваются о том, где припарковаться, и беспокоятся о том, чтобы взять с собой выпивку для сугреву, потому что два ящика «Массандры» от российского посла, о которых говорит телефонная Наталья, — это несерьезно. И это не какие-то люмпены /…/. Это функционеры, которые знают, что им можно все».

Вообразите, Дмитрий Песков, коллега Натальи Эйсмонт, прихватив с собой пару чемпионов мира, ездит по дворам, срывает какие-то ленточки и временами кого-то поколачивает. Да ещё и заботится о выпивке для сугрева. В грубой реальности такое невозможно, а в сказке – вполне. Важно только, чтобы  критический процент публики был заблаговременно переселён в сказку. И он туда переселён! Обжился уже. Потому эдакое – прокатывает. И даже вызывает интерес, дискуссию и всё, что положено в свободной демократической прессе.

Зря только придумали про «Массандру» от российского посла: даже обитатель сказки не настолько оторвался от жизни, что забыл, чем надо согреваться: либо водкой, либо горячим чаем. Я не знаю сортов водки, но их столько, что можно было бы подобрать подходящий, который якобы прислал российский посол.  Понимаю, что хотелось лягнуть Крым, но надо было пожертвовать политической актуальностью ради художественной целостности. Но это так, мелочь. 

Много лет назад, в 93-94-м году, я летела из Минска рядом с какой-то женщиной. Она прочитала в газете, распространяемой в полёте, что Лукашенко, тогда кандидат в президенты, украл у какой-то стюардессы косметичку. Пассажирка смеялась и меня приглашала присоединиться. Какое узкое было окно правдоподобия! 

December 9th 2020, 1:58:33 pm

«НАМ НЕ ДАНО ПРЕДУГАДАТЬ…»


К критике способности предсказания

На закате года оживляются предсказатели – разного рода и стиля: астрологи, экстрасенсы, футурологи, аналитики, политические прорицатели. Предсказательный рынок имеет свои разделы, подразделы, ниши, целевые группы – всё, как положено на развитом рынке. Для совсем простых, вроде рыночных бабулек – баба Ванга (которая почему-то заготовила прогнозы на сто лет вперёд), для публики позаковыристей, вроде офисных сидельцев или отставных бухгалтерш – хорошо идут супруги Глоба или их коллеги. Ну а для продвинутых и образованных – ну, тут потребны научные аналитики, которые с графиками, таблицами и мудрёными терминами. На самом деле разницы между первыми вторыми и третьими нет никакой. Вернее, она чисто внешняя, эстетическая. 

Давайте припомним прогнозы и события уходящего года. И мы увидим, что предсказанное не сбылось, а не предсказанное – случилось. 

Короновирус. Никто не предсказывал. Тут, конечно, много неясного. Кто-то считает его рукотворным изделием каких-то биотехнологических центров. Кто-то – тоже рукотворным, но не биотехнологическим, а агитпроповским. Я не хочу обсуждать этот вопрос, т.к. фактов не имею. Но вот неоспоримый факт: ничего подобного предсказано не было. А когда эпидемия уже была – никто не предсказал её хода и резкого торможения и свёртывания в Китае. 

В мае-июне в США случились негритянские бунты.  И никто этого не предсказал. Даже накануне. Предчувствие новой гражданской войны. Повсюду и всерьёз обсуждали возможный развал Америки. Запасались кто попкорном, кто огнестрелом.  Аналитики, притом не только диванные, рассуждали о грядущем мире без Америки. 

И что же? Этот гигантский процесс, налетевший как смерч,  возникший ниоткуда, рассосался в никуда. Просто исчез, словно и не было его. И никто не предсказал ни его появления, ни его прекращения. 

Принято считать, что гражданские распри, вплоть до полноценной гражданской войны – это чаще всего самосбывающиеся прогнозы: их ждут, о них говорят, копят взаимную ненависть – и вот тебе пожалуйста, война наступает. И что же? Ждали.  Запасали еду и оружие. Заделывали фанерой витрины.  И ничего. Разве что плотники кое-что заработали, забивая витрины. Смерч улетел.

Ещё одна война, которую предсказывали, - не состоялась. Много было говорено, что суперпроект Эфиопии по энергоузлу на Белому Ниле приведёт к большим проблемам в сельском хозяйстве Египта, попросту – к полноценному голоду. Предсказывалась война, как только водохранилище начнёт заполняться. Многим, очень многим  виделась война в Северной Африке. Но пока – ни войны, ни голода. 

А другая война не предсказывалась, а – произошла. Я имею в виду войну Азербайджана с Арменией. И проблема, которая тридцать лет висела в воздухе, – решилась. Хорошо помню: мы едем в машине сквозь золотую осень в Ивановской области, включено радио, где об этом говорят. Муж замечает: «Война!». Наш друг, сидящий рядом, убеждённо возражает: «Ну какая война? Постреляют, и всё будет по-старому». А оно не стало.  Помню ещё любопытное. Буквально накануне взятия Шуши один известный аналитик и регионовед объяснял, почему именно Шушу ни в коем случае не возьмут: перестали поставлять боевиков из Сирии, азербайджанцы не могут драться и т.п. Словом, Шушу никогда не возьмут. К утру её взяли. 

Все события в Карабахе – полная неожиданность. Похоже, для всех, включая цереушников. 

Когда-то такой неожиданностью стал распад Советского Союза. Потом, когда что-то случается, у успеха  (а любое событие – кому-то на руку, значит, чей-то успех) появляется множество отцов и матерей, и они энергически заявляют свои родительские права.  Но предвидеть… нет, не выходит. 

Ровно то же самое – с перестановками верхних начальников. Никто не предвидел г-на Мишустина. Напротив, буквально накануне его назначения очень многие аналитики сходились во мнении, что г-н Медведев пребудет вечно и вообще он приемник.  И аргументы приводили: он стал чаще прежнего появляться в телевизоре, а это, сами понимаете, верный признак. С г-ном Чубайсом всё не так ясно, но тоже вдруг его сместили с Роснано, хотя считалось, что он там вечно. 

Что касается Трампа, то ему пророчили победу. Или тотальное вооружённое восстание. Ни того, ни другого пока не случилось. 

О чём всё это свидетельствует? Да, собственно, о том, о чём непредвзятые и лично не заинтересованные люди знали всегда: никаких общественных наук в настоящее время в наличии не имеется. Потому что наука начинается там и тогда, где и когда возникает возможность систематического предвидения. Смешай эти два вещества – и всегда получишь то-то и то-то. Толкни этот шарик с такими-то начальными условиями – и он всегда окажется там-то и там-то. С этого начинается наука. Нет этого – нет и науки. Что есть? Ну, может, натурфилософия. Или преднаучное собирание фактов. Такое собирание имеется сейчас во всех общественных науках. Как знать, может, в будущем искусственный интеллект, которому ничего не стоит перелопатить эвересты фактов, выделит в них какие-то закономерности. А может, и не выделит. Будущее – темно. 

December 13th 2020, 7:37:00 am

СТОП ЦЕНЫ НА ЕДУ?


На самом высоком уровне заметили: доходы простых людей падают, а цены на еду – растут. Почему – мне  как сельхозпроизводителю не вполне понятно. На Юге России в значительной степени выгорел урожай подсолнечника – подорожание масла понятно. Но зерновые вроде в порядке – почему подорожала мука? Почему подорожала «молочка» - тоже не совсем ясно. Мы продаём своё зерно по общепринятым ценам, не слишком отличающимся от прошлогодних.  Предполагаю, что торговцы повышают цены по одной простой причине: потому что могут. Так ли, сяк ли – а еду купят. Как правило, подорожание продуктов коренится в торговле, в меньшей степени в пищевой промышленности, и крайне мало – в сельском хозяйстве. 

"Хочу обратиться сейчас к производителям, руководителям торговых сетей и экспортерам: не надо наживаться на людях», - призвал Премьер-министр Мишустин. А на ком – объясните, пожалуйста – наживаться? Ведь у нас капитализм, а у истоков классического капитализма стояла циничная английская поговорка: «Из свиней добывают сало, а из людей деньги». Так устроен мир, Гамлет, ничего не попишешь. Мы ведь тридцать лет назад выбрали капитализм – верно? Вот и хлебаем… 

Вместе с тем государство может и должно так или иначе  помочь малоимущим. Как? Самый надёжный, но длинный и трудный путь – создать высокооплачиваемые рабочие места. Чтоб уж на еду – точно могли заработать. Это путь индустриализации, потому что именно промышленность – главный источник «богатства народов». Нефть и газ – источники гораздо менее надёжные, что мы сегодня и ощущаем. 

Но помочь надо прямо сейчас, срочно. Как?  

Хочется верить, что правительство не изберёт самый лобовой и бесперспективный путь – давить цены, административно ограничивая их. Такие мероприятия способны привести к двум следствиям: 1) ухудшению качества продуктов, распространению суррогатов и 2) при настойчивости – исчезновению товаров, ухода с рынка производителей и приходу хорошо забытого дефицита. 

Это я в начале 90-х наблюдала в Белоруссии: там то отпускали цены – и продукты появлялись, то административно ограничивали их по социальным соображениям – товары исчезали. Я часто приезжала туда в командировку и диву давалась: то пустые магазины – то полные. Потом мне объяснили, в чём дело. 

Что же делать прямо сейчас?  Мне кажется, надо обратиться к своим же решениям, принятым пятилетку назад и в суете позабытым. Вообще-то, забывать собственные решения – очень плохая привычка. Разрушительная. И в личной жизни, и в менеджменте. По своему невеликого масштаба управленческому опыту знаю: если уж принял решение и оповестил коллектив – надо всеми силами добиться выполнения. Или иметь мужество объявить: мы этого делать не будем. Иначе твои сотрудники будут считать, что выполнять твои указания не обязательно, что это так, пустые ритуальные разговоры, не имеющие отношения к жизни.

Какие же решения были приняты на самом высоком уровне?  В 2015 г. Минпромторг предлагал введение продуктовых карт  для отдельных категорий граждан.  Сообщалось: будут созданы специальные банковские карты, на которые будут перечисляться деньги для приобретения определенных продуктов питания в торговых точках, подключенных к единой системе. Намечалось, что это – первый этап, рассчитанный до 2017 г. Предполагался и второй этап:  в 2018-2020 годы планировалось развитие сети социальных кафе и столовых. Питание в них должно было быть бесплатным или льготным. Разработку концепции социальной сети общественного питания Минпромторг собирался провести позднее (т.е. после 2015 г.).

В начале 2017 г. снова возобновились разговоры о продовольственной помощи бедным. И тоже вроде никаких последствий не было. Если бы что-то было – я бы заметила. Я в меру сил отслеживаю (по-современному - мониторю)  руководящие инициативы в близкой мне отрасли. 

Продовольственная помощь бедным есть во всех богатых странах, с которых мы пытаемся брать пример. В США продовольственные талоны получают более 45 млн. человек при населении в примерно 324 млн.  

В США продуктовая помощь неимущим - это одновременно и существенная помощь фермерам, т.е. форма субсидирования сельскохозяйственной отрасли. По-видимому, у нас тоже ставилась задача: помогая неимущим, помочь одновременно и сельхозпроизводителям.

На этом пути немало трудностей, помимо собственно денег.  

В первую очередь – понять, кто неимущий, а кто – ничего себе. У нас экономические процессы часто находятся тени, и понять их – весьма непростая задача. Многие имеют дополнительные заработки, порою недурные, но с удовольствием играют роль «нищих пенсионерок». 

Надо выявлять подлинно бедных по месту жительства. В моё время учителя ходили по домам, смотрели, кто в каких условиях живёт, нужна ли помощь. Это придётся возобновить. Кто и как этим будет заниматься – неясно. Сейчас же все носятся с privacy и конфиденциальностью… 

Огромная организационная работа – привлечение к работе сельхозпроизводителей.  Хорошо бы сделать так, чтобы каждый школьник получал стакан молока и яблоко от местных фермеров: и детям польза, и фермерам поддержка. Только не надо проводить никаких тендеров – источника коррупции. Пускай поставляют по очереди.  

Так что помощь бедным – это не просто выделение денег, это большая и серьёзная работа. Готовы ли наши руководящие органы к ней? 


December 24th 2020, 2:07:29 pm

КОВИД: ИСПЫТАНО НА СЕБЕ


Признаюсь: я никогда не боялась ковида.  Мне как-то было скучно бояться: умру – так умру;  слава Богу - пожила, а умирать раньше смерти – не стОит. Я соблюдала (почти) все правила, носила в общественных местах намордник и рукавицы, но внутри себя – как-то не верила, что со мной лично может приключиться что-то ужасное. Ужасное и не произошло, но – я заболела.  Расскажу, как это было. 

Сначала заболел муж. Он как-то неважно себя чувствовал, была небольшая (тапа 37,3) температура. Потом – больше. Так он болел дня три. Наконец я решила вызвать врача. Чтобы не затруднять собой государственную систему здравоохранения, которой и так трудно, я вызвала из платного медцентра – Семейной клиники, найденной наобум в интернете.  Врач взяла мазок на ковид, велела сделать КТ – компьютерную томографию лёгких, т.к. ей слышались хрипы.

Тут и я решила заодно сдать анализ на ковид и попросила и меня послушать, тем более что я тоже чувствовала себя  гриппозно.  У меня тоже была небольшая температура и ломило кости. Это вышло и дешевле: приезд один, а пациентов двое. В целом мы заплатили пять с чем-то тысяч. 

Нам выписали какие-то лекарства, витамины С и Д.  Лекарство называлось азитромицин. Мне 1 раз в день, мужу – 2. Сказала: если подтвердится воспаление лёгких у мужа – надо делать уколы антибиотика. Выписала. Мне, сказали, делать КТ не надо, т.к. в лёгких чисто.

Через два дня пришёл на почту ответ: у нас обоих ковид. Муж съездил на КТ, за плату это очень просто; сколько стоит – не знаю, не спросила. Воспаление подтвердилось. 

Проделали курс антибиотиков. Колола я, это я умею, единственной новостью было сделать предварительную пробу на аллергию, но и с этим справились, хотя врач сказал, что это должен сделать медработник. Я хотела потревожить мою родственницу-врача, но потом мне представилась вся гигантская суета, с этим связанная, и я решила действовать самостоятельно, по инструкции в интернете. После нескольких уколов, муж сразу почувствовал себя хорошо, но курс, естественно, довели до конца. Да, забыла: ещё прописали нам обоим что-то для разжижения крови, т.к. при ковиде возможны тромбы. Мы всё дисциплинированно «пропили», как выражаются врачи. 

Потом приезжала снова та же врач, послушала, сказала, что всё в порядке. Предписала беречься. Cдали опять тест; он оказался отрицательным.  Я ещё посидела несколько дней дома, а потом мы оба отправились на работу. 

Что в итоге?  Температура нормальная. Однако ощущается какая-то слабость, сонливость. К концу дня устаю и хочется поскорее лечь спать. Несколько изменился вкус. Раньше я никогда не ела и не покупала шоколад, а теперь охотно съедаю кусочек-другой тёмного шоколада с орехом. Видимо, организму хочется чего-то калорийного, питательного, чтобы поскорее восстановиться. Больше ничего не могу сказать. 

Какова мораль сей басни?  

Мне кажется, причина сравнительно лёгкого течения болезни у нас в том, что мы – не были подвержены страху. А ведь многие реально боятся. Я знаю одну женщину, которая жутко боялась, тщательно изолировалась, собиралась даже уволиться с работы (она была пенсионного возраста), если заставят ходить туда лично. Высшие силы услышали её и – уволили: её рабочее место было ликвидировано, и она была отправлена на пенсию. 

Страх, паника, постоянные апокалиптические мысли, страх за свою драгоценную жизнь и благополучие своей поношенной тушки – всё это чрезвычайно способствует тяжёлому течению чего бы то ни было. Не только болезней. Паникующий, испуганный человек – лёгкая добыча болезней. 

Об этом рассказывается  в старинной байке: Чума, идущая в город, встречает путника и говорит ему, что унесёт две тысячи человек. На обратном пути они встречаются вновь и путник упрекает Чуму: обещала взять две тысячи, а взяла пять. «Нет, - отвечает Чума. – Я взяла две, остальные умерли от страха».  «Умереть от страха» - это не фигура речи, это самая что ни наесть физическая реальность. Поэтому постоянный показ по телевизору больниц, «красной зоны», разговоры о вентиляции лёгких, осложнениях – всё это способствует страху. 

А сидение дома в обнимку с телевизором – просто формирует самосбывающийся прогноз на мучительную смерть от неведомой причины. Вообще, сидение дома в бетонной клеточке – уже само по себе мощный стрессогенный фактор. Когда показали по телевизору клетки со злополучными несчастными норками, обречёнными на мучительную смерть в газовой камере, мне подумалось: а ведь их недолгое существование  в клетках очень похоже на жизнь в двадцатиэтажных громадах, которые стоят повсюду в Подмосковье «окна в окна», и откуда не видно ни деревьев, ни травы, а только такие же громадины, громадины, громадины. И ты сидишь с своей маленькой клеточке, глядя на телевизионные ужасы и ждёшь неизбежной и не зависящей от тебя участи. Вроде тех самых норок. 

Да хрущёвские пятиэтажки – это палаццо по сравнению с современным и прогрессивным жильём! Сколько зелени вокруг них, а деревья выросли выше пятиэтажек. Это очень скромное, но человеческое жильё и житьё, а то – клетка. Вот это тоже много способствует тяжёлому течению болезни.

January 14th 2021, 3:22:24 pm

НЕНАВИСТЬ


Вы заметили: в последнее время все всех ненавидят. От  родственников до политических фигур мирового масштаба. И вовсе незнакомых – тоже ненавидят. В интернете разлита  всеобщая ненависть. Казалось бы: ну, не нравится тебе «аффтор» – не читай. Одно движение пальца – и он навечно исчезнет из твоей реальности. Так нет же! Пишут, клокочут ненавистью, матерят, обвиняют во всех смертных грехах. Мало того, стОит выложить что-то – тут же поспешают со своими злобными «каментами»: точно непрерывно сидят и ждут. Даже мои, довольно нейтральные, писания, снискали немало преданных читателей, которые одновременно прилежные ненавистники. Я понимаю, что вовсе не мои тексты и не моя скромная особа вызвали эти пылкие чувства - всё это лишь повод, пусковой механизм ненависти. Как нынче приято говорить – триггер. Люди  стали чем-то вроде наэлектиризованных изолированных проводников. Кто приблизится, да и просто под руку попадёт – на того и разрядится. 

Разумеется, главная ненависть бурлит в реале, а не в сети. По весне меня впечатлил  случай. Умер от коронавируса богатый и знаменитый житель нашего посёлка – депутат, предприниматель, владелец целого поместья. Так вот несколько пенсионерок, с которыми мне привелось говорить – радовались. Старушки! «Вор, гад, мерзавец, так и надо» - шипели пожилые гражданки, которым и самим не нынче-завтра отправляться вслед за депутатом. Кто-то ненавидит капиталистов, «кровавую гебню», тов. Сталина; менее начитанные – соседей, родню, сослуживцев. 

Я давно живу на свете и могу свидетельствовать: раньше такого не было. Да, всегда была зависть – чувство вечное и универсальное, но так чтобы полыхать ненавистью – нет,  не было. 

Мне кажется, причина ненависти – в радикальной потере смысла. Даже не смысла жизни – хоть какого-нибудь смысла в окружающей среде. Нет никаких авторитетов, устоев, чего-то уважаемого. Все начальники в общем мнении - воры и гады, все врут. Работать? Зачем? Вся эта работа никому не нужна, да и люди не нужны. Кто-то пытается что-то организовать? А зачем? Только докучает всё это. Люди массово ощущают депрессивную слабость. Только и остаётся единственное живое чувство – ненависть. Она слегка бодрит, поддерживает на плаву, не даёт свалиться в смертельную депрессию. 

В таком состоянии у человека является желание разрушить, раздолбать, пустить по ветру всё вокруг. 

Эти мысли и чувства  массово возникают накануне громадного обвала существующей жизни. Этот обвал знаменуется большой войной или революцией. Революция часто вырастает из войны.  Так было в России в начале ХХ века: тогда революция случилась на фоне войны, выросла из её почвы, впитав всю её беспримерную жестокость. Тогда бытовало выражение «классовая ненависть». Но классы существуют всегда, а массовая ненависть – возникает накануне слома. Чем более универсальная и разнонаправленная ненависть – тем сильнее слом. Ненависть возникла и накануне падения советской жизни: люди вдруг ощутили её к «партократам», «совку» и всему тому, с чем вот буквально вчера мирно уживались. 

Судя по тому, что доходит до нас из Америки, там тоже бурлит массовая ненависть. «Павлик Морозов в юбке» - студентка, которая с энтузиазмом донесла на своих родственников, поддерживающих Трампа – это серьёзный симптом общественной болезни – ненависти, охватившей общество. По последним сведениям историков, наш Павлик Морозов был выдуман Агитпропом, а в Америке  – всё взаправду, всё в самом деле.  В революционной ненависти они пошли дальше нас. 

Да, ненависть – это самое что ни есть революционное чувство. Разрушительное. Революция – это и есть разрушение старого порядка, а вовсе не заря новой жизни, как нас когда-то учили. Новая жизнь будет строиться потом, на развалинах старой. И нет никакой гарантии, что разрушители доживут до чего-то хорошего, если вообще переживут обвал. Но в момент революции люди этого не понимают. Они находятся во власти революционного психоза. Их ведёт ненависть. После развала долго придётся выживать на руинах? Ну и плевать! Главное – раздолбать прежнее, ненавистное. А ненавидят – всё подряд. Таково состояние душ и умов. 

Прошлая эпоха потери смысла и связанной с нею ненависти разрешилась Первой мировой войной и серией революций. Тогда мир тоже, как и сегодня, ощущался невыносимо уродливым и отвратно-бессмысленным. Недаром плоховатая картинка экспрессиониста Мунка «Крик», нарисованная на дальних подступах к эпохе разрушений, стала одной из самых известных в мире. 

О том же писал Саша Чёрный в 1908г.:  

О дом сумасшедших, огромный и грязный!
К оконным глазницам припал человек:
Он видит бесформенный мрак безобразный,
И в страхе, что это навек.

В мучительной жажде надежды и красок
Выходит на улицу, ищет людей…
Как страшно найти одинаковость масок
От гения до лошадей!

Сегодня мир так же, как тогда, очень многим людям предстаёт точно таким же – вплоть до масок. Непереносимо уродливым, достойным лишь ненависти и разрушения. Надо признать, что за сто лет он преуспел в уродстве: взгляните на современную архитектуру. Слом близится, ждать уже недолго. 

January 28th 2021, 6:13:44 pm

ГРЯДЁТ РЕВОЛЮЦИЯ?


В России явно готовится революция. Цветная или ещё какая – не так важно. Важно, что революция. Поэтому, глядя на школоту Навального, да и публику постарше, хочется напомнить, что такое революция и откуда она произрастает. Этого понимания, как мне кажется, многим недостаёт.

Революция – это насильственный слом существующего порядка жизни (общественно экономических отношений, как выражались в старину) и переход власти и собственности в другие руки. Революций в истории бывало немало; самая эталонная – Великая Французская 1789-1794 г.г. Не случайно большевики постоянно сравнивали свои действия и происходящие события с Французской революцией.

Ныне живущее поколение тоже пережило революцию. Было это в 1991 г.: тогда, как и полагается в революции, произошло разрушение всей структуры жизни и переход власти и собственности в другие руки.

Для того, чтобы случилась революция, нужно два фактора: 1) наличие революционеров и их организация (Ленин называл тот фактор субъективным, а А.Фурсов – более удачно – субъектным) и 2) кризис – политический и экономический. Расстройство управления. Для революции не обязательна, но в высшей степени полезна война: при ней экономический кризис (а попросту говоря, массовое обеднение), почти неизбежен.  Оба фактора должны быть в наличии одновременно: одного не достаточно.

Кто такие революционеры? По психотипу это бешено амбициозные люди, которые никакими силами не могут осуществить свои амбиции в рамках существующего миропорядка. А потому им нужно этот миропорядок свалить. На его обломках строят они свои карьеры. Кто такой был Робеспьер? Копеечный адковатишка без малейших перспектив, каких пятачок пучок. А как возвысился! Возьмите любого революционера и вы увидите: в рамках прежней жизни ему ничего особенного не светило. Да, они могли бы стать достойными специалистами, крупными дельцами,  богатыми людьми, может, даже известными, но хочется-то большего. Хочется – в историю. Хочется – быть первыми. А стать первыми в конкуренции с множеством других, в устоявшейся среде – нет, не получится. А потому единственный путь – прежнюю жизнь – раздолбать. Развеять по ветру. Если удастся создать эффективную организацию революционеров (типа «партии нового типа») – тут уж «сдайся враг, замри и ляг», как очень верно писал Маяковский.

Революционерами никогда не движет любовь к страждущему человечеству, к любимому Отечеству и прочие умилительно-гуманитарные материи. Гуманитарные материи им припишут потом, в случае успеха, в их сусальных биографиях. На самом деле, на отечество, а паче того на его обитателей им плевать с самой высокой колокольни. Не до людишек – революцию надо делать! Так мыслят и действуют все без изъятия революционеры.

Примеры? Да сколько угодно. Большевики посреди большой войны, незадолго до победы, агитировали за поражение собственной страны. И это понятно: случись победа – им бы ничего не светило. Мы привыкли к этому широко известному факту, но если взглянуть на него как бы заново – оторопь берёт: желать поражения своей стране! Что может быть аморальнее? Но у революционеров своя мораль: морально всё, что служит революции. Нынешние революционеры и сочувствующие точно так же презирают и ненавидят убогую «Рашку» и с радостью предадут её на заклание ради своих амбиций.

Поэтому чего ж удивляться, что революционеры легко прибегают к иностранной помощи! К помощи врага, противника, геополитического конкурента. Разумеется, и сам противник без дела не сидит, а активно  стремится устроить у своего врага революцию. Так было издавна; историки пишут, что во Французской революции был выраженный английский след. Так что ничто не ново под луной. И большевики брали деньги на революцию из всех источников: чтобы раздолбать существовавший тогда порядок вещей – все средства хороши.

Никто из революционеров никогда не останавливался перед гибелью любого количества людей.  На «массы» революционер всегда смотрит как зоотехник на свиней или баранов: они нужны и даже весьма ценны, но они для него, а не он для них.  Люди – материал. И страна своя – материал. Троцкий, и не он один, смотрели на Россию как на хворост для чаемой ими мировой революции.

Ровно то же самое относится ко всем революционерам, вне зависимости от специальности, а не только политическим: революционерам в науке, в искусстве, да где у угодно. Не можешь возвыситься в рамках существующей парадигмы – раздолбай парадигму.

Такова психология революционера высшего уровня. Разумеется, ниже этого  уровня есть революционная публика пожиже, их взгляды менее выражены, иногда они осознают их и ужасаются. Примером такого осознания может служить раскаявшийся революционер-народоволец Лев Тихомиров. Но главным, настоящим революционерам – на людей наплевать. И не стоит возмущаться – они так устроены природой.  Но помнить об этом надо.

Поэтому, когда сегодня говорят об аморальности использования детей в революционных протестных акциях, надо понимать: революционеры готовы на всё. И всегда были готовы на всё. На то они и революционеры. Если сочтут полезным – детсадовцев выведут. Одно у них нынче огорчение: сакральной жертвы не случилось, псы режима, омоновцы, их переиграли.

Большевики тоже использовали детей в своих акциях. В 6-м классе я писала сочинение на тему: «Как Петя и Гаврик помогали революции» по книге В.Катаева «Белеет парус одинокий». В книжке описывались революционные события в Одессе в 1905 г. Там гимназиста-приготовишку использовали так: ему в ранец вместо металлических пуговиц, которые ребятишки использовали для игры, клали снаряды. То есть втёмную использовали. Впрочем, любых малолеток, по сути, используют втёмную: они же не понимают, что происходит, это для них игра.  Я нашла тот фрагмент, который был  напечатан в нашей хрестоматии по литературе; ознакомьтесь и вы, привожу его в приложении, чтоб не затруднять вас поисками. Заметьте: деятельность мальчишек в моём детстве трактовалась как однозначно положительная. А революция – это и вовсе считалось чем-то святым. Это очень опасная наша советско-российская традиция – считать революцию чем-то положительным и не опасным. Её не боятся и даже призывают.


На самом деле революции никогда не приносят простому народу ничего хорошего. Они несут ему голод, разруху и нищету гораздо большие, чем были до революции. Известный социолог С.Г.Кара-Мурза пишет: «Во время Гражданской войны 1918-1920 г. г. в России погибло, по оценкам, 12 млн. человек, из них менее 2 млн. от боёв и репрессий. Только от инфекционных болезней в условиях разрухи умерло более 5 млн. человек». («Революции на экспорт»).

Калорийность рациона русского рабочего, какой она была до революции, оказалась достигнутой только в 1959 г. , а до этого русский рабочий, тот самый пролетарий, на которого молилась официальная пропаганда, питался хуже, чем при царе.

В Институте российской истории РАН опубликовано многотомное издание «Лубянка – Сталину. Совершенно секретно». Это секретные ежемесячные сообщения госбезопасности Сталину. Сталин в 1920-е годы требовал правды. Ему было необходимо знать, что действительно происходит в стране. И ему передавали – это всё зафиксировано, – что обсуждают крестьяне и рабочие, например, 1928 году.  Обсуждают, при ком лучше жилось? А жили они и при царе, и при Временном правительстве, и при белогвардейцах, и при зелёных, и при большевиках. «И вот эти рабочие и крестьяне говорят, что лучше всего жилось при царе! Но это они говорят в 1928 году, а в 1905, 1906, 1917-м у многих (не у всех), но у многих были иллюзии: захватим землю, заводы – и всё будет замечательно», - пишет доктор исторических наук В.М. Лавров в книге «ЗАПУТАЛСЯ МУЖИК. Как Ленин и Спиридонова вовлекли крестьян в Октябрьскую революцию».

Бедолаги ещё не вкусили коллективизации, но уже почувствовали: после революции стало хуже. И по-другому быть не может: разруха, которая сопровождает революцию, всегда ложится на плечи простых людей.

Да, кто-то получает прежде не доступное его сословию образование, выдвигается на такие руководящие посты, какие и не снились его родителям. Даже термин такой возник после революции 1917-го года – «выдвиженец». Верно говорил Наполеон: «Революция – это десять тысяч вакансий». Но на каждого выдвиженца – сотни «задвиженцев»: среднему, обычному, рядовому – от революции всегда хуже. Имущие и привилегированные – имеют гораздо больше шансов вывернуться при любом катаклизме. У них более широкий кругозор, управленческий опыт. Не только воровать умеют имущие. Все революционные тумаки и шишки летят в простых.

Люди революционного типа есть всегда, но сделать революцию в любой момент, по собственному желанию и даже с помощью извне – невозможно. Нужен колоссальный кризис с потерей управляемости. Есть ли сейчас в стране такой кризис? По-моему, нет. Его пытаются создать внутренние и внешние революционеры, но пока им это не удаётся. Да, положение  в экономике –  неважное. Но надо твёрдо понимать: в результате революционного обрушения всей жизни – станет только хуже. Хуже некуда?  Не беспокойтесь: для ухудшения место всегда найдётся. И беднеть гражданам есть куда.  Ничего хуже революции с нами произойти не может. Это надо твёрдо уяснить.

Революция – это вовсе не заря новой жизни, как нас учили в рамках советской парадигмы. Революция - это крах жизни старой. Это закат, а не восход. Накопилось множество поломок, которые не починили, и ветхая хоромина старой жизни – рухнула. Ответственны за революцию всегда те, кто составлял руководящий класс при старом режиме: именно они были призваны «чинить», т.е. производить нужные реформы и мероприятия. Революция – это что-то вроде аутоимунной болезни государственного организма: организм крайне слабо реагирует на разрушительные воздействия. Про Октябрьскую революцию мы можем знать только по литературным источникам, а вот революцию 1991 пожилые люди наблюдали воочию. И именно так и было: власти и сами люди как бы утратили чувство опасности. Им в какой-то момент показалось: чем хуже – тем лучше. Вполне революционное чувство! Очень скоро те активисты, что увлечённо орали на Манежной: «КПСС, уходи!» стали копаться в помойках в поисках чего-нибудь полезного. Купить не могли: революция обесценила их зарплаты и сбережения.

Очень хочется верить, что революция не произойдёт. Что «режим», всеми, кому не лень, обруганный на все лады, и во многом очень справедливо обруганный, всё-таки устоит. Потому что если не устоит – всем будет хуже. Гораздо хуже. Ну, за исключением самих революционеров. И то не всех. Революции имеют привычку пожирать своих детей. И то сказать, дело своё сделали – теперь пожалуйте на гильотину.

Об этом надо помнить всем. И почаще почитывать что-нибудь о революциях в прошлом. Токвиля, например («Старый порядок и революция») или Ипполита Тэна («Происхождение современной Франции»). Очень прочищает мозги по части революций. Кому это покажется трудным – хотя бы «Хождение по мукам» Алексея Толстого. Только не фильм, а книгу. Там очень хорошо описано революционное разрушение всей ткани жизни. И детям своим посоветуйте почитать. Или вслух прочтите особо чувствительные места. Как знать, может не захотят пойти на следующий митинг. Или приохотятся к чтению, что тоже чрезвычайно полезно.

А теперь, как обещала отрывок из повести В.Катаева «Белеет парус одинокий».

II. Тяжёлый ранец

Несмотря на объявленную царём «свободу», беспорядки усиливались. Почта работала плохо. Отец перестал получать из Москвы газету «Русские ведомости» и сидел по вечерам молчаливый, расстроенный, не зная, что делается на свете и как надо думать о событиях.

Приготовительный класс распустили на неопределённое время. Петя целый день болтался без дела. За это время он успел проиграть Гаврику в долг столько, что страшно было подумать.

В предыдущих главах повести рассказано о том, что Гаврик и Петя увлекались азартной игрой в «ушки» («ушками» дети называли металлические пуговицы). Петя, проиграв Гаврику много ушек, написал бабушке письмо с просьбой прислать дедушкин виц-мундир (военный мундир), надеясь срезать с него пуговицы. С большим нетерпением Петя ожидал посылку.


Однажды пришёл Гаврик и, зловеще улыбаясь, сказал:

- Ну, теперь ты не ожидай так скоро своих ушек. На днях пойдёт всеобщая.

Может быть, ещё месяц тому назад Петя не понял бы, о чём говорит Гаврик. Но теперь было вполне ясно: раз «всеобщая» - значит «забастовка».

Сомневаться же в достоверности Гавриковых сведений не приходилось. Петя уже давно заметил, что на Ближних Мельницах всё известно почему-то гораздо раньше, чем в городе. Это был нож в сердце...

- Как же будет насчёт долга? -спросил Гаврик настойчиво.

Дрожа от нетерпения поскорее начать игру, Петя поспешно дал честное благородное слово и святой истинный крест, что завтра, так или иначе, непременно расквитается.

- Смотри! А то - знаешь... - сказал Гаврик, расставив по-матросски ноги в широких бобриковых штанах лилового, сиротского цвета.

Ходить по улицам было опасно, но всё же Гаврик обязательно появлялся и, остановившись посредине двора, закладывал в рот два пальца. Раздавался великолепный свист. Петя торопливо кивал приятелю в окно и бежал чёрным ходом вниз.

- Получил ушки? - спрашивал Гаврик,

- Честное благородное слово, завтра непременно будут! Святой истинный крест! Последний раз.

В один прекрасный день Гаврик объявил, что ждать больше не желает. Это значило, что отныне Петя, как несостоятельный должник, поступает к Гаврику в рабство до тех пор, пока полностью не расквитается. Таков был жёсткий, но совершенно справедливый закон улицы.

Гаврик слегка ударил Петю по плечу, как странствующий рыцарь, посвящающий своего слугу в оруженосцы.

- Теперь ты скрозь будешь со мною ходить, - добродушно сказал он и прибавил строго: - Вынеси ранец,

- Зачем... ранец?

- Чудак-человек, а ушки в чём носить?

И глаза Гаврика блеснули весёлым лукавством.

По правде сказать, Пете весьма улыбалась перспектива такого весёлого рабства: ему давно уже хотелось побродяжничать с Гавриком по городу. Но дело в том, что Пете ввиду событий самым строжайщим образом было запрещено выходить за ворота. Теперь же совесть его могла оставаться совершенно спокойной: он здесь ни при чём, такова воля Гаврика, которому он обязан беспрекословно подчиняться. И рад бы не ходить, да нельзя: такие правила.

Петя сбегал домой и вынес ранец.

- Надень, - сказал Гаврик.

Петя послушно надел. Гаврик со всех сторон осмотрел маленького гимназиста в длинной, до пят, шинели, с пустым ранцем за спиной. По-видимому, он остался вполне доволен,

- Билет гимназический есть?

- Есть!

- Покажь!

Петя вынул билет. Гаврик его раскрыл и по складам прочёл первые слова: «Дорожа своею честью, гимназист не может не дорожить честью своего учебного заведения...»

- Верно, - заметил он, возвращая билет. - Сховай2. Может, сгодится.

Затем Гаврик повернул Петю спиной и нагрузил ранец тяжёлыми мешочками ушек.

- Теперь мы всюду пройдём очень свободно,- сказал Гаврик, застёгивая ранец, и с удовольствием хлопнул по его телячьей крышке.

1.    Скрозь - повсюду.

2.    Сховай, сгодится - спрячь, пркгодится

3.    Бобриковые штаны - штаны из грубого сукна.

Петя не вполне понял значение этих слов, но, подчиняясь общему уличному закону - поменьше спрашивать и побольше знать, - промолчал. Мальчики осторожно вышли со двора.

Так начались их совместные странствования по городу, охваченному беспорядками.

С каждым днём ходить по улицам становилось всё более опасно. Однако Гаврик не прекращал своей таинственной увлекательной жизни странствующего чемпиона. Наоборот. Чем в городе было беспокойнее и страшнее, тем упрямее лез Гаврик в самые глухие, опасные места. Иногда Пете даже начинало казаться, что между Гавриком и беспорядками существует какая-то необъяснимая связь.

С утра до вечера мальчики шлялись по каким-то чёрным дворам, где у Гаврика были с тамошними мальчиками различные дела по части купли, продажи и мены ушек. В одних дворах он получал долги. В других - играл. В третьих - вёл загадочные расчёты со взрослыми, которые, к крайнему Петиному изумлению, по-видимому, так же усердно занимались ушками, как и дети.

Таща на спине тяжёлый ранец, Петя покорно следовал за Гавриком повсюду. И опять в присутствии Гаврика город волшебно оборачивался перед изумлёнными глазами Пети проходными дворами, подвалами, щелями в заборах, сараями, дровяными складами, стеклянными галереями, открывая все свои тайны,

Петя видел ужасающую и вместе с тем живописную нищету одесских трущоб, о существовании которых до этого времени не имел ни малейшего представления.

Прячась в подворотнях от выстрелов и обходя опрокинутые поперёк мостовой конки, мальчики колесили по городу, посещая самые отдалённые его окраины.

Благодаря Петиной гимназической форме им без труда удавалось проникать в районы, оцепленные войсками и полицией. Гаврик научил Петю подходить к начальнику заставы и жалобным голосом говорить:

- Господин офицер, разрешите нам перейти на ту сторону, мы с товарищем живём вон в том большом сером доме, мама, наверное, сильно беспокоится, что нас так долго нет.

Вид у мальчика в форменной шинели, с телячьим ранцем за плечами был такой простодушный и приличный, что обыкновенно офицер, не имевший права никого пропускать в подозрительный район, делал исключение для двух испуганных детишек.

- Валяйте, только поосторожней! Держитесь возле стен. И чтоб я вас больше не видел! Брысь!

Таким образом мальчики всегда могли попасть в любую часть города, совершенно недоступную для других.

Несколько раз они были на Малой Арнаутской в старом греческом доме с внутренним двором. Там был фонтан в виде пирамиды губчатых морских камней, с зелёной железной цаплей наверху. Из клюва птицы в былые времена била вода.

Гаврик оставлял Петю на дворе, а сам бегал куда-то вниз, в полуподвал, откуда приносил множество мешочков с необыкновенно тяжёлыми ушками. Он поспешно набивал ими Петин ранец, и мальчики быстро убегали из этого тихого двора, окружённого старинными покосившимися галереями.

Мальчики заходили в порт, на Чумку, в Дюковский сад, на Пересыпь, на завод Гена. Они побывали всюду, кроме Ближних* Мельниц1.

На Ближние Мельницы Гаврик возвращался один после трудового дня. Тётя и папа сошли бы, вероятно, с ума, если бы только могли себе представить, в каких местах побывал за это время их Петя.

Через минуту, показавшуюся Пете часом, из двери чёрного хода выскочил красный, потный человек без пальто, в пиджаке, испачканном мелом.

Петя увидел и ахнул. Это был Терентий.

- Давай, давай, давай! - бормотал Терентий , обтирая рукавом мокрое лицо.

Не обращая внимания на самого Петю, он бросился к его ранцу.

- Давай скорей! Спасибо, в самый раз! А то у нас ни черта не осталось.

Он нетерпеливо расстегнул ремешки, сопя, переложил мешочки из ранца в карманы и бросился назад, успев крикнуть:

- Пущай Иосиф Карлович сей же час присылает ещё. Тащите, что есть. А то не продержимся.

- Ладно, - сказал Гаврик, - принесём.

Тут под крышу ударила пуля, и на мальчиков посыпался розовый порошок кирпича.

Они поспешили той же дорогой назад, на Малую Арнаутскую, и взяли новую партию «товара». Ранец на этот раз был так тяжёл, что Петя его еле тащил.

Теперь мальчик, конечно, прекрасно понимал уже, какие это ушки. В другое время он бросил бы всё и убежал домой. Но в этот день он, охваченный до самого дна души азартом опасности, гораздо более могущественным, чем азарт игры, ни за что не согласился бы оставить товарища одного. К тому же он не мог отказаться от славы Гаврика. Одна мысль, что он будет лишён права рассказывать потом о своих похождениях, сразу заставила его пренебречь всеми опасностями.

Гаврик и Петя отправились обратно. Но как изменился за это время город! Теперь он кипел.

Улицы то наполнялись бегущим в разные стороны народом, то вдруг пустели мгновенно, подметённые железной метёлкой залпа.

Мальчики подходили уже к заставе, как вдруг Гаврик схватил Петю за руку и быстро втащил в ближайшую подворотню.

- Стой!

- Что?

Не выпуская Петиной руки, Гаврик осторожно выглянул из ворот и тотчас отвалился назад, прижавшись спиной к стене под чёрной доской с фамилиями жильцов.

- Слышь, Петька... Дальше не пройдём... Там ходит тот самый чёрт, который мне ухи крутил... Смотри...

February 2nd 2021, 9:29:50 am

ЧТО Я ПОМНЮ О ЕЛЬЦИНЕ


По телевизору казённые торжества по случаю 90-летия Ельцина. Путин произнёс прочувствованную речь: «Что отличало Бориса Николаевича - отличало его то, что он никогда не боялся брать на себя ответственность. И за то, что делал сам, и за судьбу страны».

При всём кислом отношении широкой публики к Ельцину мне кажется такой подход верным. Наш народ и его лидеры, похоже, перестали сваливать все беды на предыдущего властителя, как это было принято делать прежде. У послереволюционных лидеров во всём был виноват Николай I, царизм и «проклятое прошлое» - был такой официальный агитпроповский термин.  У Хрущёва - Сталин, сталинизм и культ личности. При Брежневе виноватым стал Хрущёв,  волюнтаризм и кукуруза. После смерти Брежнева стали ругать застой, ну а потом уж социализм и всю советскую систему.

 И вот сегодня, вопреки традиции, прошлого лидера не ругают, не сваливают на него беды настоящего. Это признак политического взросления – не считать, что история начинается с тебя, а всё, что было до этого, - только грязь и гадость, которые следует вырвать, скомкать и растоптать, как делает первоклассник с криво написанной страницей. К сожалению, вырывать страницу – это наша национальная традиция. Помню, в школе меня удивило выражение Маяковского – «страна-подросток». «Как же так, - думала я, - тысячелетняя Россия – и вдруг подросток?». И вот сегодня впервые прошлого властителя  - не ругают. Это – политическая новость, и новость хорошая.

Можно ли сегодня объективно оценить Ельцина и его эпоху? Скорее всего, нет. Ключевский, считал, что для взвешенной оценки государя должно пройти двести лет. (В лекции о Екатерине  II). «Вот тогда и приходите, вот тогда поговорим», - как пел Высоцкий.
Поэтому всё дальнейшее – это просто беглые заметки о том времени и мои личные тогдашние впечатления.

О Ельцине я узнала ещё при советской власти. В начале перестройки он стал первым секретарём московского горкома КПСС, т.е. по сути первым лицом в Москве.  До этого я ничего о нём не слыхала, хотя он был членом Политбюро.

Ни положительного, ни отрицательного отношения я к Ельцину не имела и тогда, когда он стал главным по Москве: ну есть он, и есть. Но многих обывателей он привлёк нехитрыми манёврами, копеечным, в сущности, популизмом. Он ездил время от времени в троллейбусе, своими боками проверяя работу общественного транспорта. Потом, кажется, записался в районную поликлинику. Вообще, активно играл роль простого, рядового, такого, как все. Надо сказать, что ни транспорт, ни поликлиники лучше от этого не становились, да и не могли стать, но пиар-акция сработала: он выделился из толпы серых, неотличимых друг от друга, нудно бубнящих одно и то же бюрократов и снискал симпатию незамысловатой и неизбалованной впечатлениями публики.

Меня всё это не умиляло и, сказать по правде, мало интересовало. Мой отец в связи с ельцинским хождением в народ рассказал из личного прошлого. В 60-х годах Хрущёв в рамках, надо полагать, очередной демократизации и борьбы с бюрократизмом, отобрал у начальников автомобили с водителем (возможно, не у всех и не везде). Так вот, рассказывал отец, когда в райкоме партии происходило совещание с участием руководителей всех предприятий района, площадка перед райкомом являла живописное зрелище: грузовики, иногда с подъёмным краном, сельхозтехника, мотоциклы с коляской. Оно и понятно: съезжались-то со всего района, а воспользоваться общественным транспортом было невозможно - его просто не было. «Ничто не ново под луной», - заключал отец, посмеиваясь. Персональные машины скоро вернули: это всё-таки дешевле, чем гонять грузовик или комбайн.

Моё равнодушное отношение к Ельцину я объясняю ещё и тем, что я всегда не любила партийных деятелей. Возможно, потому, что известные мне лично парни, которые пытались делать комсомольско-партийную карьеру, казались мне пройдохами и пронырами. Ну а взрослые партийные бюрократы – это люди, бубнящие банал, на манер щедринского органчика.

В чём состояла их руководящая и направляющая деятельность – я не понимала. И мудрено было понять: время от времени принимались постановления, где требовалось ни в коем случае не подменять партийное руководство – хозяйственным. При этом в ЦК КПСС были промышленные, сельскохозяйственный, строительный отдел, которым, кстати сказать, заведовал Ельцин до того, как стать первым секретарём московского горкома. Но при этом от всех этих парткомов-райкомов  много зависело: в Минвнешторге они заведовали характеристиками для выезда за границу, которые могли дать, а могли и не дать.
Так что Ельцин был один из них, ну и Бог с ним.

Потом он прославился тем, что поссорился с высшим начальством, т.к. раскритиковал его за медлительность в перестройке. Фраза Горбачёва: «Борис, ты не прав!» стала мемом, хотя слова такого тогда в обиходе не было. Ельцин стал гонимым и обиженным. А гонимых у нас в народе любят. Не все, но многие. Надо сказать, что если это была задуманная на много лет вперёд операция по продвижению во власть, то сделано было грамотно: Ельцин – народный заступник, пассажир общественного транспорта и пациент заскорузлой районки. За это его преследуют бессердечные партийные бонзы, которых он посмел критиковать. Очевидно, не за это, но манипулятивный принцип post hoc ergo propter hoc  («после того, значит, вследствие того») – действует давно и отлично. Впрочем, я не думаю, что всё это было частью дьявольского плана: планирование никогда не было сильной стороной нашего народа и его лидеров. Думаю, его вела политическая интуиция, подсказывая в каждый момент, что делать.

Моя покойная тётка, помню, высказывалась в то время о нём в стиле глуповских обывателей: «Голубчик ты наш, красавчик ты наш». Многие, да, многие простые люди его полюбили.

Когда сегодня состарившиеся свидетели той поры утверждают, что уже тогда поняли его разрушительную роль и ненавидели его – не верьте. Многие, именно простые люди, относились к нему хорошо и, что называется, возлагали надежды. Им Ельцин казался народным заступником. Своим, свойским. Даже его пьянство, о котором было широко известно, как-то не слишком отвращало от него электорат. Над этим скорее посмеивались. Выражение «работать с документами» стало означать «находиться в запое» - ещё один мем эпохи, ныне забытый. И то сказать, ну кого можно на Руси удивить пьянством. К тому же он произнёс что-то вроде «Пили, пьём и будем пить» и отменил горбачёвские запреты на спиртное. И оно тут же полилось рекой. Два богатейших жителя нашего посёлка поднялись именно на водке в тот период.  Но это было уже потом.

Между прочим, в 90-е, будучи в Екатеринбурге в командировке, я разговорилась с одной простой тёткой из местных. Он добром вспоминала Ельцина в бытность его первым секретарём обкома КПСС: он наладил производство в области курятины, и стех пор каждый мог купить в магазине курицу.

Звёздный час Ельцина пробил в августе 1991 г. Он сумел вскочить на колесницу истории – тот самый легендарный танк. Мне кажется, он в минимальной степени был возницей этой колесницы – его нёс поток. А возницей был Клинтон и Ко.

Изменилось ли моё отношение к Ельцину и его сподвижникам?  Ничуть. Лично они никакой симпатии ни на каком этапе своей деятельности не вызывали: я никогда не любила партийных бюрократов и, отдельно, пьянство. До сих пор считаю, что горбачёвская антиалкогольная кампания была правильным делом, но головотяпски исполненным, с типично партийной дурью.  А уж когда Ельцин приобрёл алкогольную одутловатость – тут ничего кроме брезгливой жалости он вызвать лично у меня не мог. Впрочем, и особого негодования не вызывал: мы много лет созерцали глубокого инвалида – «дорогого товарища Леонида Ильича Брежнева», который едва двигал ногами и с трудом артикулировал звуки речи. Так что ограниченно дееспособные граждане во главе страны – это не было особой новинкой. Вероятно, каким-то могучим силам он был нужен – вот такой, каков он был. Сегодня, по-видимому, эту роль в своей стране играет Байден.

Но я была за Ельцина – против Зюганова. Потому что я была за новую жизнь. Мне казалось, что я сумею в неё встроиться, поучаствовать, добиться успеха. При Зюганове, как мне казалось, это будет невозможно: он ассоциировался в моём довольно наивном сознании с совком, серостью, и тщательным выкашиванием любой маломальской самостоятельности и инициативы. Чтобы что-то урвать из советского наследства – я и не помышляла. Более того, когда случилась приватизация – я как-то не заметила. Мне хотелось что-то сделать самой, придумать интересное и осуществить. И многим хотелось. И эту новизну мы ассоциировали с Ельциным. Потому были за него. Кое-что мне в итоге удалось, кое-что нет, но время было интересное.

О добровольной отставке Ельцина я услышала в магазине на Мясницкой. Там был включён телевизор, и надутый, словно шарик, глубоко больной и усталый человек с видимым усилием произносил своё знаменитое: «Я устал, я ухожу». Я приехала на работу и сообщила тогдашней компаньонке: «Ельцин ушёл». «Давно пора», - вяло отреагировала та и стала говорить со мной о делах. Никакой сенсации среди простых людей, каковыми были мы, это не произвело. Ни сожаления, ни ликования.

Могло ли быть по-другому? Можно ли было избежать того развала, который случился? Мне кажется, что при том человеческом материале, который представляли собой серые пиджаки-органчики с верхушки КПСС – скорее нет, чем да. Ельцин просто был одним из них. К нему вполне применимо объявление в ковбойском клубе: «В пианиста просьба не стрелять: играет как может». Да и стрелять в прошлое – дело бесполезное.










  


 

February 11th 2021, 10:46:19 am

ОТКУДА ВЗЯТЬ СЕЗОННИКОВ?


Вице-премьер Виктория Абрамченко поручила Министерству труда, Министерству внутренних дел и Министерству сельского хозяйства проработать вопрос о привлечении иностранных рабочих для проведения сельскохозяйственных работ в 2021 году.
Вопрос вроед практический и деже технический. Но он оказался в центре обсуждений. Патриотически заточенные авторы тут же потребовали повысить плату сезонникам, чтобы пошли местные.


Николай Бердяев когда-то писал, что русский интеллигент любой практический вопрос любит превращать в идеологический. Нынешнее активное обсуждение в СМИ вроде бы технического вопроса о привлечении мигрантов на сезонные работы в сельское хозяйство говорит о том, что русский интеллигент – жив. И жива  его традиционная ментальностью, соединяющая народолюбие с обломовщиной.  Под обломовщиной я разумею  нежелание видеть и знать жизненную реальность как она есть, в том числе сельское хозяйство, вообще реальную, а не вымышленную утопистами хозяйственную жизнь, и тот самый русский народ, за который вступаются интеллигенты.

Как же обстоит дело в реальности, на земле?

Вот как было с сезонниками у нас. В нашем хозяйстве в Ростовской области со времён своетской власти  выращивали лук. Делали это мигранты из депрессивных районов Дагестана. Они приезжали на сезон, становились лагерем,  готовили еду на всех, и уезжали, собрав урожай и получив плату наличными. Местные этой работой не занимались по двум причинам: 1) она тяжела и не особо доходна и 2) они не умеют.  Да, тут нужна определённая привычка, традиционный у дагестанцев навык, которого нет у наших.
Потом пошли  устрожения со стороны ФМС, надо было на каждого работника выправлять документы, и мы просто-напросто отказались от выращивания лука, сосредоточившись на нашей профильной культуре – зерновых, а тут всё механизировано и мигранты не нужны.

На основании этого небольшого опыта, могу себе представить, что происходит в специализированных плодоовощных хозяйствах. Там много ручного труда, который ничем не заменишь, а умелых и привычных к делу мигрантов – не стало.

Народолюбивые авторы требуют повысить плату, чтобы заинтересовать местных. Она и так не слишком низкая: РБК пишет, что сезонникам платят до 5 тыс. руб. В день. Повысить ещё?  Но тогда, очевидно, вырастет цена на конечный продукт.  Тогда те же авторы станут профессионально печалиться о старушках, которые не могут купить яблочко или морковку.

Но дело обстоит ещё хуже. Сегодня «белые люди» не готовы выполнять «чёрную работу» ни за какие деньги. И так во всём мире. В этом смысле мы давно и прочно угнездились в клубе передовых наций.

В передовых странах определённые виды труда закреплены за пришлыми. Сезонники в Германии – из Польши, в Польше – с Украины.

 У нас со времён советской власти на грязные и непрестижные работы народ не спешил;  работали студенты, на помощь колхозникам направлялись работники промышленных предприятий области, нередко приезжали люди из депрессивных областей, где работы было недостаточно. Всё строительство в нашем подмосковном посёлке с 70-х годов велось силами жителей двух закарпатских деревень. Они и сегодня тут как тут. Теперь уже дети и внуки тех, давних.

Строительство сегодня во всех странах во многом лежит на плечах мигрантов. Моему сыну несколько лет назад по случаю праздников остроумные друзья желали «отличных узбехов» – помесь успехов с узбеками. Действительно, на стройке у него были сплошные узбеки.

Великолепные дубайские небоскрёбы строят приезжие из Вьетнами, Индии, Пакистана. Получают 6 долларов в день, живут на казарменном положении, за любую провинность – отчисление.

На ныне почивший ЗИЛ ещё на рубеже 70-80-х завозили вьетнамцев: наши не шли, даже лимитчики из села. Это обстоятельство в те времена как-то замазывалось,  но так было.

Так что неверно думать: заплати больше – и пойдут. Иногда – да, но чаще – нет.

Вот говорят: все места дворников заняли пришлые. Так-то оно так, но вот недавно моему знакомому, безработному инженеру, его приятель предложил работу дворника. Инженер побежал со всех ног? Как бы не так! «У меня же высшее образование!», - почти обиделся безработный.

Безработная москвичка постарается стать маникюршей или репетиторшей, но – не уборщицей. Для этого есть молдаванки.  При этом репетиторша и домашняя уборщица «на круг» зарабатывает примерно те же деньги – это я выяснила на примере нашего подмосковного посёлка. 

Радикально решить вопрос о трудовых мигрантах в сельском хозяйстве  – нельзя. Как нельзя ликвидировать сезонный характер работ: так устроила природа. В нашем климате надо действовать очень быстро -  завтра пойдут дожди и ты лишишься половины урожая.

Нет возможности и механизировать все работы. Собирать яблоки, клубнику, персики – могут только люди. Да есть приспособления,  удобные кроны яблонь, но без людей не получается. Так что либо гастарбайтеры – либо… либо мы все, включая «доцентов с кандидатами», о которых пел Высоцкий в песне про картошку,  всем миром будем собирать урожай.

Если действовать чисто экономически – тогда гастарбайтеры. Если принудительно – тогда студенты, работники НИИ и т.п. Но нереально: ор поднимется до самой стратосферы.

А вообще-то не вредно было бы посылать студентов на картошку, как это делалось в старину. Увидеть, что еда возникает не в супермаркете – очень полезно. Глядишь, и «нищебродов-замкадышей», которые эту еду выращивают, все эти дизайнеры-программисты станут презирать несколько меньше, чем сейчас.  









Viewing Feed domestic_lynx
This is channel preview
create account to subscribe to this channel, browse for more